Не играл за профессиональные команды, торговал футболками, а потом поразил ворота ПСЖ

Бытует мнение, что хороший футболист в обязательном порядке обязан в возрасте пяти-шести лет встать под знамена футбольной академии и совершенствоваться под пристальным взором тренерского штаба. Оно имеет право на существование, однако в пух и прах разбивалось неоднократно – механик Дадо Пршо доходил до финала ЛЧ, бармен Демерит защищал цвета США на чемпионате мира, а обладатель золотых наград мундиаля Нголо Канте учился на бухгалтера. Яссину Бамму повезло не меньше других – пять лет назад марокканец вторым касанием оформил первый гол в рамках Лиги 1, хотя каких-то два года до этого торговал футболками и атрибутикой иного плана в официальном магазине «Пари Сен-Жермен». 

Почему он работал на гранда французского футбола понять легко – с юных лет марокканец обожал парижский коллектив и всегда стремился приблизиться к звездам первой величины хотя бы на расстояние вытянутой руки. Бамму на постоянной основе видел не только звезд первой величины в лице Златана Ибрагимова, Хавьера Пасторе и Дэвида Бекхема, но еще и перекидывался с ними парой словечек. Все с радостью на лице приветствовали молодого паренька, являющегося уроженцем столицы, но о его стремлении во что бы то ни стало стать профессиональным футболистом отшучивались и желали успехов на нелегком пути. 



Никто всерьез не задумывался над тем, что детские мечты Бамму однажды осуществятся на все сто процентов. Да, до уровня «Пари Сен-Жермен» вингер, часто действующий на острие атаки, пока что не дорос, однако сумел сыграть добрую службу «Нанту». За четыре года в высшей лиге Бамму отыграл более ста матчей, став любимцем публики со стадиона «Божуар», однако тренерский штаб принял решение отказаться от его услуг прошлым летом, поэтому Бамму охотно согласился трудиться на благо «Кана». В новой команде африканец бьется за выживание, поэтому обмен не получился равноценным. 

Всех, наверное, волнует вопрос относительно того, как Бамму попал в профессиональный футбол. В двадцать два года Яссин заслужил право пройти просмотр в дубле «канареек» - несколько недель тренировался он с командой, в конечном итоге добившись контракта. Увидев в нем потенциал, руководство решило направить молодого паренька в любительский дивизион, чтобы оценить его умение выступать при форс-мажорных обстоятельствах. Коллектив с поэтичным названием «Люкон» бороздил просторы низших дивизионов, но там Яссину, сменившему место дислокации, не удалось отличиться ни разу. 



Арендные неудачи не сломили молодого игрока, который продолжал упорно тренироваться после командных тренировок индивидуально с тренерами. За желание биться и совершенствоваться Яссина невероятно уважали более опытные коллеги, видевшие за карьеру много игроков, гораздо в большей степени талантливых парней, сдававшихся на половине пути. Яссин, одно время игравший за юношескую команду Парижского университета, всегда тяготел к атаке и старался оттачивать мастерство именно в этом направлении. Язык не повернется назвать его талантом, но битва игрока против общественного мнения подкупает и вызывает неподдельный восторг. 

Бамму в одном из интервью рассказывал, как общался с нынешним спортивным директором «Милана» Леонардо, продавая атрибутику обычным парижским гражданам. Тот весьма любезно общался с молодым пареньком, в которого ровным счетом никто не верил, и однажды подарил ему футболку с автографами футболистов первого состава клуба. Шестого декабря 2014-го года в жизни Яссина случилось, пожалуй, самое главное событие – в составе «Нанта» хавбек прибыл на «Парк Де Пренс», чтобы поставить любимый клуб в неловкое положение. Девяносто минут он играл против Эзекьеля Лавесси, Лукаса Моуры, Златана Ибрагимовича, Марко Вератти и других звезд «Пари Сен-Жермен». 



Удалось даже на поле поздороваться с появившимся на замену Эдинсоном Кавани, выползшим со скамейки крайне неохотно и лениво, ведь в тот день солировал шведский босниец. Бамму утер слюнки, появившиеся при виде кумиров, достаточно быстро осознал серьезность положения и от всей души старался огорчить родную команду. Как ни пытался марокканец, в тот вечер покинуть поле с забитым мячом не получилось. «Всему свое время» - пронеслось в голове марокканца, который через десять месяцев поучаствовал в избиении «Нанта» футболистами «Пари Сен-Жермен». В составе "канареек", к слову, Бамму невероятно сильно сдружился с ныне покойным Эмилиано Салой, который разбился в январе при перелете над Ла-Маншем. Бамму тяжело переживал трагедию, существенно снизив результативность после гибели товарища.

На одиннадцатой минуте матча хавбек, отправленный в той игре на передовую, поразил ворота Кевина Траппа и не мог поверить собственному счастью. Игроки ПСЖ прекрасно знали, кто такой Яссин, и были, мягко говоря, ошарашены этим голом. Затем, конечно, команда Лорана Блана закусила удала и методично уничтожила «канареек», однако для Бамму этот день навечно отложился в памяти. Главный тренер «Нанта» Мишель Дер Закарян исключительно в позитивных тонах отзывался о подопечном, считая его решительным, выносливым и отлично разбирающимся в ситуации игроком. 



Даже на любительском уровне, кстати, Яссин оказался невероятно поздно – руководствуясь собственным желанием, он оказался в Академии «Гобелена», куда обычно приходили парни в возрасте шести лет. Он же прибыл в клуб в двенадцать, и никто не рассчитывал на то, что он окажется игроком национальной сборной и шестой год подряд сможет забивать, пусть и мало, в Лиге 1. Взаимоотношения Бамму с нынешней командой ведутся еще с 2015-го года, когда он впервые забил «Кану». После этого вчерашний продавец футболок и магнитов с изображением «Парк Де Пранс» два раза выстреливал дублями, хоронив надежды «Кана» на пополнение коллекции очередными баллами. 

Игрок, сотрудничающий с агентом Грегори Мардианом, оценивается авторитетным зарубежным порталом Transfermarket приблизительно в два миллиона европейской валюты, однако пока предложений о его переходе никто не выдвигал. Скорее всего, марокканец летом покинет состав «Кана», так как команда почти смирилась с выбыванием во вторую лигу. Его контракт теряет юридическую силу через три года, однако стоит уже через пару месяцев пристально выискивать в социальных сетях и газетных сообщениях фамилию марокканца, сумевшего утереть нос всем критикам.