"Когда дяди пришли просить взаймы, я их послал". Самый злой игрок Премьер-Лиги

В мире футбола ничтожно мало людей, которые не лезут за словом в карман и не задумываются о последствиях своих высказываний. Был в Англии такой персонаж, как Бенуа Ассу-Экотто, заявлявший, что футбол – лишь работа, однако с момента завершения карьеры камерунцем вряд ли кто-то мог сравниться с ним в острословии. На территории той же самой Англии есть грек Хосе Холебас, известный итальянским любителям футбола по выступлениям за римскую «Рому». 

Опытный уроженец восточной Германии сделал себя сам, пробив дорогу в большой футбол не через академии известных команд, а благодаря умению добиваться признания через силу и тернии, попадавшиеся на жизненном пути. Впервые с ответственностью Хосе пришлось столкнуться в возрасте восемнадцати лет, когда его девушка родила на свет первенца. Малышку назвали Танишей, а сам Хосе, до той поры работавший на складе упаковщиком и стороже совместно, четко осознал, что пришла пора кардинально менять собственную жизнь. 



Грек, игравший за ряд любительских коллективов, абстрагировался на время от футбола и наивных стремлений добывать деньги на хлеб с маслом путем перекатывания игрового снаряда, сосредоточившись исключительно на работе и добывании денег рабочим путем. Он совмещал работы, падая в конце рабочего дня без ног на кровать, и мог думать лишь о том, что завтра рано утром состоится очередной подъем на нелюбимую работу. Из жизни Холебаса футбол никогда не уходил на постоянной основе – он просматривал матчи родной Германии, тогда еще даже не догадываясь о том, что спустя годы будет защищать на крупных международных турнирах цвета исторической родины, подарившей жизнь его отцу. 

Хосе вообще может считать себя гражданином мира – его папа появился на свет на территории Трикалы, в то время как мама являлась гражданкой солнечной Уругвая. От такого кровосмешения Холебас получился загорелым и смуглым, не совсем похожим на коренных жителей Греции. Хосе не сторонник интервью, однако если журналистам удается уговорить грека на диалог, неизменно получается увлекательная беседа. В одном из интервью несколько лет назад, еще являясь футболистом клуба из вечного города, он поведал о том, что деньги губят молодых игроков, не ставящих в пример опытных и добившихся признания коллег. 



«Меня дико бесит, что малолетний игрок, еще не успевший даже прочувствовать вкус большого футбола, попадает под влияние денег, покупает себе крутые машины, ходит с лучшими девочками, а затем ни во что не ставит мнение игрока, прошедшего через тернии к звездам и заслужившего признание честным трудом», - откровенничал Холебас, являющийся большим любителем самоанского нательного рисунка и блестящих серег. Хосе впервые оказался в профессиональном футболе в двадцать два года – том возрасте, когда подавляющее большинство друзей по профессии уже добиваются определенного прогресса и защищают цвета если не грандов, то хотя бы профессиональных клубов различного уровня. 

У Холебаса все приключилось по-другому и в какой-то мере даже сказочно. Поняв, что он попадет в психиатрическую больницу при режиме дом-работа, он заявился за любительский клуб под названием «Виктория Каль» и в свободное время поигрывал за него. Его выступления, хорошие скоростные данные и неплохое видение игровых эпизодов привлекли внимание селекционного отдела «Мюнхен-1860», который в ту пору бороздил просторы второго по силе дивизиона страны. 



Игра Холебаса настолько понравилась скаутам, что они немедленно проинформировали тренерский штаб о своей находке, поэтому в двадцать года Холебас внезапно стал профессиональным футболистом. Изначально его использовали исключительно во второй команде, которая играла несколькими дивизионами ниже, но прогресс дерзкого парня, оголявшего кулаки в случае несогласия с решением арбитра или вопиющих действий со стороны противостоящих игроков, заставил вписать фамилию Холебаса в заявочный лист основы. 

Хосе, понимающий немецкий, английский и греческий языки, стал настоящим лидером «шестидесятников», успев не только выполнять свои прямые обязанности, но и помогать атаке – целых двенадцать голов отправил в сетку ворот соперников татуированный грек. Девушка, кстати, от него ушла, посчитав, что Хосе не сможет получать стабильную заработную плату, поэтому он плюнул на все и уехал, оставив предъявляющую претензии красавицу вместе с малолетней дочерью на руках. 



Не спешите называть его скотиной – алименты Хосе платит с завидной стабильностью и делает плоду их любви подарки ко всем праздникам. «Я боролся за каждый цент в своей жизни, поэтому, когда мои дяди позвонили мне и попросили одолжить денег, я незамедлительно послал их в одном известном направлении, ведь когда финансовая помощь была необходима мне, никто не удосужился даже перевести мне цент на счет», - заявил вдумчивый Холебас. Хосе, кстати, успел и в Лиге Чемпионов поиграть, и в Лиге Европы выступить, и даже с национальной сборной гордых сыновей Эллады отправиться на чемпионат мира в Бразилии, который состоялся почти пять лет назад. 

В «Уотфорде» со странным характером Хосе смирились, но по-прежнему продолжают называть его «злюкой» за резкие ответы и нежелание соответствовать требованиям общепринятого этикета. В принципе, злость Хосе можно понять, ведь его часто подкалывали даже собственные партнеры. Дело было совсем недавно – футболист общался с прессой, рассказывая о стремлении вернуться в Лигу Чемпионов и выиграть чемпионат Европы вместе со сборной, но проходившие мимо игроки «шершней» лишь ухмылялись и смеялись над своим товарищем. 



К сожалению, вернуться в Лигу Чемпионов или добиться международного признания у Хосе совершенно точно не получится хотя бы в силу возраста – защитник, отметившийся девяткой по системе «гол+пас» в текущем розыгрыше Премьер-Лиги, через пару месяцев отметит тридцати пятилетие. Тем не менее, это не дает право некоторым людям косо смотреть на желания человека, на заре своей карьеры упаковывавшего товары на складе и взиравшего за порядком, немного неуважительно по отношении к нему. Холебас заслуживает уважения за то, что добился всего сам и стал живым воплощением американской мечты (пусть и с привкусом острого греческого соуса), которую не смогли осуществить многие искатели.