Как они там оказались? Самые странные трансферы "Спартака" в Премьер-Лиге

Как они там оказались? Самые странные трансферы "Спартака" в Премьер-Лиге Фото

Московский «Спартак», часто ассоциирующийся со стойким словосочетанием «народная команда», сейчас далек от лучшего футбола и притязаний на титул. Олег Георгиевич Кононов получает порцию критики как от коллег по цеху, так и от спортивных журналистов, в то время как «красно-белые» стараются изо всех сил порадовать болельщиков на стадионе «Открытие-Арена». Зачастую неважные выступления команды напрямую связаны не с тренерскими задумками, а с качеством новичков. 

Совершенно непонятно, с какой целью приглашали финского хавбека Романа Еременко после двухлетнего простоя в карьере. Финн, появившийся на свет на территории России, приехал на бесплатный контракт после нескольких лет выступлений за ЦСКА, получив моментально гневные тирады из уст поклонников «красно-синих». Спустя несколько матчей Еременко получил повреждение в ходе тренировочного занятия, а затем расторг соглашение и перебрался опять же в статусе вольной птицы в «Ростов», которым руководит Валерий Карпин. 



Владимир Гранат достаточно известная фигура в отечественном футболе, однако ни в одной команде, за исключением «Динамо», он так и не смог стать своим. Да, в «Рубине» он выступает с завидной стабильностью, однако лучший футбол защитника видели лишь поклонники «бело-голубых». Гранат, волею случая оказывавшийся в заявочном листе национальной сборной России на два подряд чемпионата мира, в «Спартаке» продемонстрировал ужасный футбол, который вынудил тренерский штаб ходатайствовать о скорой продаже неугодного игрока линии обороны. Чтобы показать товар лицом, Граната решением тренеров направили за игровой практикой в ФНЛ, где играл «Спартак-2», однако даже там опытный уроженец Улан-Удэ не всегда действовал по букве футбольного закона, играя на низком уровне. 



Кирилл Комбаров, вместе с братом-близнецом перебравшийся в «Спартак» из стана принципиального соперника летом 2010-го года, поначалу оправдывал вложенные в его трансфер средства, однако постепенно начал снижать к себе требования, что вылилось в две командировки. Сначала Кирилла направили в стан «Торпедо», которое имеет тесные и давние связи дружеского характера с «красно-белыми», а затем забросили в фарм-клуб, где он выступал вместе с обозначенным выше Гранатом. Кирилл часто ходил перед дверью национальной сборной, но постучаться в нее и зайти в проем ему так и не довелось. Сейчас уроженцу Москвы уже тридцать два года, но он весьма неплохо выглядит на фоне остальных футболистов тульского «Арсенала».

 


Если порыться в летописи провальных трансферов «Спартака», можно обнаружить даже немца по имени Патрик Эберт. Кудесник мяча, начинавший взрослую карьеру в стане воспитавшей его берлинской «Герты», прибыл в Россию посреди зимы – холода встретили любившего стильную одежду и модные прически немца сходу, прямо в аэропорту. Зачем он приезжал – загадка, наверное, даже для самого футболиста. В «Спартаке» дела его откровенно не пошли – то ли у РПЛ уровень высокий оказался для Патрика, то ли сам хавбек не собирался рвать жилы ради выступлений в России, но факт того, что немец откровенно провалился и не справился с прямыми обязанностями, налицо. Эберт сейчас зарабатывает на хлеб в дрезденском «Динамо», причем даже поражает чужие ворота. 



Бомбовый трансфер Лукаса Барриоса осуществился летом 2013-го года, когда далеко не самый лучший форвард Парагвая присоединился к московскому «Спартаку» из китайского «Гуанчжоу». Экс-игрок дортмундской «Боруссии» растворился на поле в футболке «Спартака» словно являлся частью номера иллюзиониста. Болельщики «красно-белых» вряд ли вспомнят, забивал ли Барриос, однако забивал – на целых два гола хватило парагвайца, стоившего московскому клубу семи миллионов евро. 



Георгия Тигиева приглашали в «Спартак» после пары удачных сезонов в стане махачкалинского «Анжи», но в столице дела у длинноволосого защитника не задались. Воспитанник «Кубани», родившийся в славном городе Владикавказе, провел в футболке «Спартака» всего семь встреч, а затем отправился сначала в «Крылья Советов», а после - в «Динамо» из братской Беларуси также на правах временного пользования. В Самаре Тигиев вляпался в неприятную ситуацию, что вкупе с невнятной игрой побудило руководство отказаться от услуг проблемного футболиста. Вряд ли Георгий сможет оправдать свое имя и принести в обозримом будущем победы «красно-белым» - его дни в «народной команде», видимо, сочтены. 



Марко Петкович перебирался из «Црвены Звезды», с фанатами которой у болельщиков «Спартака» исторически сложились фантастические взаимоотношения, но добрые традиции не помогли правому защитнику проявить себя на высшем уровне. Петкович рассчитывал на амнистию со стороны Кононова, но смена человека на тренерском мостике оказалась для серба фатальной – в январе «красно-белые» расторгли контракт с Марко, а сам он пока что пребывает в статусе свободного агента. 



Динияр Билялетдинов поиграл в Англии в период, когда туда охотно приглашали всех россиян без исключения, но в «Спартаке» своего счастья не обрел – двадцать с небольшим матчей за три года, два аренды в «Анжи» и «Торпедо», а затем перманентный уход в «Рубин». Бывший игрок национальной сборной России невнятно выступал за «Спартак», действуя вальяжно и медлительно, словно принципиально демонстрируя свою холодность в отношении командных успехов. 



Вряд ли кто-то из болельщиков «Спартака» со стажем даст вразумительный ответ на вопрос о том, зачем руководство приобретало центрального защитника сборной Литвы Игнаса Дедуру в далеком 2004-м году. В «Сконто» уроженец Каунаса действовал прилично и разумно, однако в «Спартаке» его силы иссякли, а из цепкого и боевитого футболиста высокорослый литовец превратился в посмешище, над которым не жалея связок смеялись соперники «красно-белых». 

Дедура после окончания контракта со «Спартаком», который он досиживал в дублирующем составе, отправился на покорение белгородского «Салюта», но не получилось. Даже на уровне первого дивизиона некогда оплот обороны литовской дружины выглядел откровенно слабо, медлительно и неуклюже, поэтому из Белгорода Дедуру попросили достаточно быстро. После российского периода карьеры Дедура несколько лет провел в родной Литве и бесславно повесил бутсы на гвоздь.