С поля в картинную галерею: Джоди Крэддок и его великолепные творения на холсте

С поля в картинную галерею: Джоди Крэддок и его великолепные творения на холсте Фото

Каждому футбольному болельщику знакомо устойчивое словосочетание «свободный художник». Подразумевается под ним футболист, не имеющий четкой привязки к определенному месту на поле и конструирующий львиную долю атак своей команды. В мире есть огромное количество подобных «деятелей культуры», однако вряд ли нашелся бы футболист, по окончании карьеры примеривший на себя неблагодарную роль Винсента ван Гога, Поля Гогена или Иеронима Босха. 



А, нет, нашелся. Зовут его Джоди Крэддок, он играл в Премьер-Лиге за «Вулверхэмптон» и когда-то наказывал лондонский «Арсенал» за огрехи в обороне. Говоря о Крэддоке, нужно понимать, что как футболист он был невероятно посредственный – подобных ему исполнителей в Англии из года в год штампуют пачками академии условных «Сандерленда» и «Бернли». Да, он забивал на уровне высшего дивизиона страны, но необходимо делать скидку на то, что десять лет назад игровая концепция английского футбола не подверглась инновационному подходу, поэтому такие игроки, как Джоди, пользовались большим спросом в не статусных командах. 



Цепкий, лишенный футбольного интеллекта, не умеющий с математической точностью выверять подкаты – это все о Джоди-игроке. Тем не менее, еще в период выступлений за «волков» Крэддок обнаружил в себе неподдельное желание творить подлинные шедевры. Видимо, пошло все из далекого детства, когда маленький Джоди с интересом просматривал различные репродукции в книгах, мечтая однажды создать нечто подобное. Помимо этого, его внимание было сконцентрировано на письмах времен Первой мировой войны, которые сохранились благодаря деду, воевавшему за Англию. Письма были украшены различными картинками, которые занимали воображение малыша Джоди перед сном. 



Кстати, в школьные годы он получал по рисованию исключительно высшие баллы – преподаватели хвалили Крэддока, выставляя его творения на школьных выставках, а сам футболист улыбался во все тридцать два зуба дома, показывая маме очередную А (зарубежный эквивалент российских пятерок в системе оценки работ и знаний). Вооружившись кистями и красками, взрослый Крэддок, которому на тот момент уже было далеко за тридцать, начал запираться в комнате после неудачных матчей, коих было пугающее количество, и упорно работал, подбирая цветовые гаммы. 



Большинство английских футболистов средней руки запивали неудачи в ближайшем питейном заведении, со временем превращаясь в забулдыг, однако Джоди выбрал диаметрально противоположный путь. Первыми критиками, как и полагается, стала семья Джоди, а также самые близкие друзья, которые постоянно приходили к нему домой и общались с защитником не только про футбол, одобрительно и многозначительно кивая головой на просмотренные полотна. 



Супруга Джоди всячески пыталась успокоить любимого мужа после поражений, постоянно утешая его и заверяя в том, что он самый потрясающий, но Джоди, казавшийся на футбольном поле настоящим кремнем, в душе оказался глубоко творческой и ранимой натурой, для которой краски и холст стали заменять желание биться за выживание с «Вулвером». 

Каждого человека раз в жизни озаряет незримый благодатный огонь, обжигающий нежно и ласково и дающий надежду на светлое будущее. Видимо, именно это огненное прикосновение и открыло Джоди глаза на его предназначение в этом мире. По окончании бесславной карьеры защитник начал потихоньку продавать собственные картины через различные сетевые магазины, однако широкая известность пришла к недавнему игроку со временем. В ноябре 2015-го года состоялась первая официальная выставка Джоди, которая носила название Le Bellezza Della Fusione. 



Территориально прошла она в графстве Лестершир, а конкретно – в городе Луттерворте. До этого футболист демонстрировал свои картины на северо-востоке страны, но после той ноябрьской выставки талантом Крэддока заинтересовались в столице. Когда Крэддок начал понимать, что его картины пользуются спросом не только на закрытых выставках, он создал в интернете сайт, на котором выкладывал собственные творения и предлагал заказать репродукцию. Одним из первых покупателей стал бывший наставник Крэддока по «Вулверхэмптону» Мик МакКарти, достаточно неплохо разбирающийся в живописи. 



Ирландский специалист приобрел три картины Крэддока, оставив не только деньги, но и в высшей степени положительные отзывы как о картинах, так и непосредственно о таланте своего бывшего подопечного. Главными героями картин Крэддока первое время становились футболисты, против которых он играл и с которыми пересекался в одной команде, однако с течением времени англичанин осознал, что может переносить на белый холст абсолютно все задумки. 



В мастерской, которую Крэддок оборудовал в доме, с ним большую часть свободного времени проводит сын, желающий приобщиться к искусству и в конечном итоге стать таким же знаменитым мастером, как свой отец. По всей видимости, генетика в очередной раз взяла верх над остальными аспектами – Крэддок-младший делает неплохие успехи для своего возраста, заслуживая одобрение отца. 

Вот с холста на зрителя смотрит сочный гамбургер, который буквально напрашивается на поедание. А здесь несколько весьма реалистичных упаковок шоколадных батончик фирмы Twix, выглядящие так, словно умелец Джоди просто прилепил к холсту несколько осязаемых лакомств. Самое удивительное не то, что англичанин открыл в себе дар к писанию картин, нет. Поражает факт его многогранности как творца – Джодди работает в нескольких стилях, включая портрет, граффити и фотореализм. 



Невзирая на известность, Крэддок не раздает интервью каждодневно, предпочитая лаконично рассказывать о собственных планах. Не так давно экс-футболист заявил о стремлении к тесному сотрудничеству с ограниченным числом независимых галерей как на международном, так и на английском уровнях. Крэддок, невзирая на ворох хвалебных отзывов, собирается смотреть только вперед и каждый раз совершенствоваться в своем бравом стремлении стать самым известным художником в Англии. Учитывая его работоспособность и амбициозные планы, хочется верить, что на небосклоне художников на долгие годы зажжется звезда мирового масштаба.