Вылетая над гнездом кукушки. "Портсмут" 09/10: принудительная администрация, долги, травмы

Вылетая над гнездом кукушки. "Портсмут" 09/10: принудительная администрация, долги, травмы

Выдающуюся картину «Последний день Помпеи» помнят все, кто хоть мимолетно знаком с творчеством Карла Павловича Брюллова. Страх, пронизывающий каждого персонажа картины, передается и зрителям. Английский «Портсмут» имеет кличку «помпи», которая звучит примерно так же, как название древнеримского города, последние минуты жизни которого так умело изобразил Брюллов на холсте. 

Быть может, одарив команду подобным прозвищем, на нее навлекли катастрофические неудачи. Как бы то ни было, сезон 2009/10 ни один болельщик клуба не захочет вспоминать даже за деньги – тогда не получалось буквально все, а над клубом нависли тучи, в конечном итоге поглотившие некогда бравый коллектив в пучину бедствий. Летом 2009-го года руководству клуба пришлось продавать своих лидеров, чтобы удержать финансовую стабильность хотя бы на плаву – о прибыли тогда речи и не велось.



Высоченный Питер Крауч пополнил состав «Тоттенхэма», туда же отправился хорватский полузащитник Нико Кранчар, в то время как крайнего защитника Глена Джонсона с распростертыми объятиями встретили фанаты «Ливерпуля». Главным тренером клуба на тот период времени являлся английский наставник Пол Харт, успевший в бытность игроком поиграть за «Лидс Юнайтед» и «Ноттингем Форест». Первую встречу сезона команда проводила на поле родного стадиона «Фреттон Парк», куда пожаловали гости из столицы в лице «Фулхэма». 

Гол повесившего пару лет назад бутсы на гвоздь Бобби Заморы принес трудную, но заслуженную викторию «дачникам», в то время как поклонники «Портсмута», перешептываясь друг с другом в питейных заведениях города, уже тогда поняли, что на что-то солидное претендовать их команде не придется. Естественно, о полнейшем провале с минимумом очков не задумывался никто – даже злейшие враги «помпи» в лице «Саутгемптона». Обычно команды, без шансов покидающие пределы Премьер-Лиги, отличаются скудностью состава и ограниченностью ресурсов, но «Портсмут» тогда представлял на бумаге грозный коллектив, который может и скальпом разжиться в матче с ровней, и поделить очки с представителями элитной четверки клубов. 



Мэтр вратарского цеха Дэвид Джеймс, опытный израильский защитник Таль Бен Хаим, неожиданное приобретение «Барселоны» Кевин-Принс Боатенг, а также потрясающий атлет Юнес Кабул. На контракте в команде находился даже победитель Лиги Чемпионов в составе «Ливерпуля» Стив Финнан, принявший предложение «помпи» после не слишком удачного испанского отрезка карьеры. Понятно, что никто из них не имел возможности претендовать на звание топ-футболиста, однако «помпи» сплотились и в ту пору стали единым целым. 

Первая победа пришла к многострадальной команде только после семи поражений кряду – три очка в копилку портового клуба принес ангажированный на правах аренды из «Бенфики» Хассан Йебда. На аналогичном временном отрезке в средствах массовой информации стали появляться первые сообщения о том, что «Портсмут», наконец, обретет нового богатого владельца, но на поверке оказалось, что инвесторские вливания прибудут в казну клуба чуть позднее. Из-за отсутствия средств к существованию руководящий состав Премьер-Лиги наложил на «Портсмут» запрет на трансферы. 



Это означало, что команде пришлось бы довольствоваться игроками молодежного состава, которых в условиях постоянной борьбы за выживание вряд ли можно было бы расценивать как адекватное усиление. Тем не менее, команда добилась права приглашать свободных агентов по ходу зимнего окна – в частности, ростер клуба пополнили защитники в лице серба Душко Тошича и португальца Рикардо Роши. Также на правах аренды в Англию перебрался вингер московского «Спартака» Квинси Овусу-Абейе, а аренда Джейми О`Хары из «Тоттенхэма» была пролонгирована по взаимной договоренности до окончания сезона. 

К тому моменту бразды правления на тренерском мостике принял именитый израильтянин Авраам Грант, вместе с «Челси» доходивший до финала Лиги Чемпионов двумя годами ранее. Положение «помпи» ухудшалось еще и обилием травм, в результате чего Грант то ли в шутку, то ли на полном серьезе в беседе с представителем клубного телевидения заверил фанатов о готовности самолично появиться на игровом поле. Ситуация выглядела несколько комично, принимая во внимание тот факт, что Грант никогда не играл в футбол даже на любительском уровне, а его комплекция и возраст говорили о том, что максимум тренера в сложившейся ситуации – пара минут на бровке. 


Падение «Портсмута», лишенного финансирования и качественного усиления, усугублялось и тем, что команду отправили под принудительную администрацию, главой которой стал Эндрю Андронику. Данное обстоятельство привело к снятию девяти очков в лиге – после такого и без того набиравший баллы «Портсмут» еле-еле окончательно сник. Четыре победы к новому году – критический показатель, лишавший даже самых оптимистичных поклонников надежд на сохранение прописки в Премьер-Лиге. 

Унижение в игре с «Манчестер Юнайтед» больно отразилось на психологическом состоянии футболистов, которые нашли в себе силы добыть две тяжелые победы – над «Бернли» на выезде и над «Халлом» на «Фреттон Парк». В тридцать третьем туре команда официально покинула АПЛ, лишившись даже математических шансов на продолжение борьбы с другими конкурентами. 



Никто не посмел кинуть камень в огород клуба, ведь футболисты сделали все от себя зависящее и постарались сохранить для города клуб в высшем дивизионе. В следующем сезоне перед клубом был поставлен жесткий ультиматум – либо продается львиная доля профессиональных футболистов, либо клуб ликвидируется навсегда. 

Большинство игроков «Портсмута» пошло навстречу команде и расторгло собственные соглашения, отказавшись от задолженностей по заработной плате. Некоторые, конечно, до последнего бились за каждый фунт, но в итоге новое руководство команды достигло компромисса со всеми игроками, сумев спасти «Портсмут» от исчезновения с футбольной карты Англии. Тем не менее, картина Брюллова была обозначена неспроста – тот сезон стал началом конца славных традиций «Портсмута», который, словно ошпаренный вулканической лавой, канул в безызвестность.