mainImage

Легкоатлет, разозливший Гитлера. История Джесси Оуэнса и его знаменитой фотографии

История Джесси Оуэнса берет свое начало в середине прошлого века, времена, когда мир менялся с каждым днем. Он был внуком самых настоящих рабов, а его родители стали первым свободным поколением афроамериканцев. Тогда первые модели автомобилей делили дорогу с отживающим свое конным транспортом, а понятия толерантности еще не существовало в нынешнем смысле.


Первые шаги

Джесси был десятым и последним ребенком в своей семье, в детстве он помогал родителям на хлопковых плантациях и его могло ждать незавидное будущее, если бы его талант не отметили в старшей школе. Под надзором тренера он выиграл сразу 3 медали в чемпионате Чикаго. Спортивные успехи всегда были гордостью для учебных заведений, так что спрос на Оуэнса был огромным. Так он и попал в университет, где уже возмужавший и физически сформированный легкоатлет побил первый мировой рекорд – 200-метровку на время.


Скоростная карьера

Руководство его университета не упустило такую возможность возвыситься над конкурентами, сообщив о результатах своего ученика. Возможно Джесси и не знал как действует пиар, но гордыня его учителей сыграла ему на руку. Сразу после выпуска с руками и ногами вырвала олимпийская сборная, а уже через год он поехал в Берлин на олимпиаду 1936 года.

Вспомни о таких вещах как «американская мечта», «американский патриотизм» и то, как в те года масштабно осваивали пропаганду. А теперь представь, что еще лучше могло сплотить цветную и мультикультурную страну, чем нацистская Германия? Так что сотни карикатур, газетных статей и слухов создали образ из кровожадного чудовища с Гитлером во главе. Впрочем, от правды они были не так уж и далеки.

Что чувствовал чернокожий Джесси Оуэнс посреди страны, где его не считают даже человеком? Вторая мировая разгорится еще только через пару лет, вот только в пешей доступности от Берлина уже стоит один из первых концентрационных лагерей, а сам Гитлер рассчитывал использовать олимпиаду для доказательства превосходства арийской расы.

То самое фото, облетевшее весь мир. Джесси Оуэнс с золотой медалью в руках отдает честь в самом сердце нацистской Германии. У кого-то были просто стальные яйца.

Знаешь что? Герою этой истории плевать на все это хотел. Он пошел и стал легендой. На глазах у фюрера Оуэнс брал одну золотую медаль за другой, добив их общее число до целых четырех штук! После того как он взял олимпийский рекорд на стометровке, Гитлер вышел и поздравил всех спортсменов кроме него и еще нескольких чернокожих участников. На второй день Гитлер решил, что не станет поздравлять вообще никого, слишком уж унизительно для него это было. Прямо перед ним, в глазах его людей слова о чистоте теряли весь смысл с каждой взятой чернокожим американцем медалью.

«Дорога на Олимпиаду не ведет ни в город, ни в страну. Она далеко за пределами Нью-Йорка или Москвы, древней Греции или нацистской Германии. Дорога к Олимпиаде ведет, в конце концов, к лучшим из нас».

Джесси Оуэнс вместе со своим другом, немецкими легкоатлетом Карлом Людвигом Лонгом.

Я упомянул о политической составляющей, а теперь поговорим и хорошем. Трибуны и другие спортсмены демонстрировали симпатию, или на крайний случай дружелюбность. Именно в Берлине Джесси подружился с немцем Карлом Людвигом Лонгом, тот помог ему победить на прыжках в длину. Афроамериканец перепутал первую попытку с разминочным прыжком, а на второй показал неудачный результат из-за нервов. Тогда Лонг подошел, выдал пару шуток, словами успокоил своего прямого конкурента и предложил ему положить перед взлетной полосой полотенце. Так он и помог Оуэнсу занять первое место.

Даже олимпийский комитет мог себе позволить прилюдно отчитать будущего тирана за неспортивное поведение – «либо вы поздравляете всех победителей, либо никого! Мы знаем, как вне публики вы уделяете время немецким спортсменам!». Возможно, так они и смогли повлиять на него. Джесси рассказывал, как в один из последних дней, когда он вновь взбирался на первое место подиума, фюрер удостоил его «маленьким нацистским салютом» сидя с согнутой рукой.


Возвращение домой

На родину Оуэнс вернулся героем в самом настоящем смысле этого слова. Сам посуди. Выиграл штатам сразу четыре золотых медали – это раз. Утер нос врагу всего мира – это два. Среди чернокожего населения его вообще боготворили. А знаменитая фотография к тому времени успела обойти половину мира, не стоит недооценивать прессу, даже во времена отсутствия интернета они были юркими ребятами.

Такое внимание обеспечило ему отличную карьеру в спорте и политике. Несмотря на то, что расизм еще не выветрился, по ощущениям его поздравляла вся страна. Правда было и исключение. Он не чувствовал что на Олимпиаде его унизили, ему было неприятно именно из-за отношения его собственного президента.

«Гитлер меня не оскорбил, меня оскорбил Рузвельт. Президент даже телеграмму мне не отправил».

Власти тогда поздравили каждого «белого» участника Олимпиды приглашением в белый дом, проигнорировав еще 18 афроамериканских спортсменов. Позже это исправил Барак Обама, встретившись с их семьями в своем «овальном кабинете».