mainImage

Ибишевич - герой нашего времени. Он пережил войну, а теперь отказался от денег в "Шальке"

Новобранец «Шальке» отказался от зарплаты – он будет переводить заработанные деньги в различные фонды. Он сразу заявил, что деньги – не главное. Он хочет завершить карьеру в Бундеслиге и благодарит «Шальке» за эту возможность 

Третьего сентября «Шальке» пополнил свои ряды боснийским нападающим Ведадом Ибишевичем. Юроженцу Югославии в прошлом месяце стукнуло уже тридцать шесть лет – в таком возрасте многие уходят на пенсию, предпочитая спокойное обучение на тренерских курсах беготне по полю, однако Ведад еще не наигрался. «Шальке» заключил с ним контракт сроком на один сезон и в новом сезоне получил серьезное атакующее подспорье. Ничего необычного – ветеран готовится потихоньку к завершению карьеру, а в Гельзенкирхене решили найти потенциального наставника. 

На этом переходе ни одно спортивное издание не заострило бы свое внимание, но одна деталь заставляет посвятить Ведаду несколько строк. Дело в том, что босниец отказался от заработной платы в «Шальке». Он мотивировал свой поступок тем, что денежная составляющая вопроса отошла на задний план с возрастом, и теперь ему хочется только одного – стабильно играть в футбол в Бундеслиге. Ведад во время переговорного процесса с руководством «Шальке» моментально заявил о своем намерении, и клуб, разумеется, согласился. 

А вы бы отказались от такого жеста доброй воли со стороны футболиста? Но говорить о том, что Ведад не получит ни цента – все-таки ложь. Он договорился с боссами «кобальтовых» о получении выплат, которые потребуются для медицинской страховки – продления документа, получении услуг и т.д. А зарплату, прописанную в контракте, он каждый месяц будет переводить на расчетный счет детских домов, онкологических центров и других учреждений, где содержатся люди, которым помощь доброго боснийца явно не помешает. 

Ибишевич поиграл и в ПСЖ, и в США. В Швейцарии босниец оказался из-за военных действий на родине – родители нашли там работу. Семье приходилось работать на нескольких работах, чтобы сводить концы с концами 

Имя Ибишевича у всех поклонников Бундеслиги со стажем крепко ассоциируется с периодом работы боснийца в «Хоффенхайме» - на одном из этапов своей карьеры он был близок к получению золотых медалей, но результаты «деревенских» резко пошли на спад и клуб остался ни с чем. 

Карьера Ибишевича напоминает американские горки – до прочного обоснования в Германии он изрядно поколесил по миру, заехав в «Пари Сен-Жермен», американский «Чикаго-Файр» и французский «Дижон». Скрывался Ведад от военных действий на территории родной Югославии. В те годы в районах Сербии и Боснии и Герцеговины шли ожесточенные бои – люди умирали, голодали и нищенствовали, поэтому массовый отток граждан в другие страны ни для кого из правительства не стал неожиданностью. 

Семейство Ибишевича тоже дернуло из города в поисках лучшей жизни, когда будущему форварду исполнилось шестнадцать лет. В качестве пункта назначения избрали тихую и спокойную Швейцарию. Она всем хороша, но жить там без достойной работы приходится несладко. Все-таки ценовая политика одной из самых развитых и продвинутых стран Европы говорит сама за себя. Ибишевич в Швейцарии заключил контракт с «Баденом» - команда базировалась в кантоне Ааргау, где поселилась на первое время семья Ведада. 

В Штатах к Ибишевичу пришла первая ощутимая популярность. В Сент-Луисе болельщики его обожали, а журналисты, освещающие студенческий спорт, прочили большое будущее. Он не забывал и про высшее образование, а потом отправился под крыло соотечественника в «Пари Сен-Жермен» 

Увы, по истечении девяти месяцев пребывания на «новой родине» боснийцу пришлось передислоцироваться в США – родители решили, что в Штатах (речь идет о штате Миссури и городке Сент-Луис) у Ведада появится больше шансов для продолжения карьеры. А сами они отыскали себе высокооплачиваемую (насколько это возможно для беженцев) работу. 

Ведад в США процветал – раскрылся по полной программе, а СМИ называли его одним из самых многообещающих футболистов того региона страны. Газетчики даже назвали его одним из лучших новобранцев США по итогам 2002-го года. Ведад играл в футбол в Штатах в школе в средней школе Рузвельта, что в Сент-Луисе. 

На другом континенте форварду понравилось – он столкнулся с иным менталитетом, но всегда мог за себя постоять. Война, в которой он не принимал участия как солдат, научила его многому, поэтому Ибишевич за словом в карман никогда не лез. Ибишевич хотел играть в приглянувшемся ему Сент-Луисе, и его мечта осуществилась – на первом курсе университета он забил восемнадцать голов при четырех голевых передачах в двадцати двух играх в составе команды «Билликенс». 

Получение образования выходило моментами на первые роли, так как родители постоянно проводили с Ведадом беседы о пользе корочки, но футбол не отходил ни на йоту от сознания боснийца. Его признали новичком года в турнире NCAA (ассоциация студенческого спорта в США), и такая бешеная результативность не ускользнула от зорких глаз селекционеров «Чикаго Файр». Ведад бы построил выдающуюся карьеру в США, но в дело вмешался случай – боснийский тренер Вахид Халилходжич, в ту пору несший ответственность за результаты ПСЖ, обратил на соотечественника внимание. 

Первым остановочным пунктом в Германии стала «Алемания», но звездой Бундеслиги Ведад стал в «Хоффенхайме». Даже «Баварии» забивал на «Альянц-Арене»

Уговаривать Ведада дважды не пришлось, но в ПСЖ после четырех матчей на него перестали рассчитывать – аренда в «Дижон» стала в какой-то мере глотком свежего воздуха и спасением от пребывания на скамейке запасных. В 2006-м году Ведад отправился в «Алеманию» из Аахена, но первый заход в Бундеслигу практически с места в карьер оказался неподвластен боснийскому легионеру. 

Да, он провел двадцать четыре матча и забил пять голов, но, по мнению экспертов того времени, его игра была далека от идеала. Поворотным моментом карьеры стал переезд в Зинсхайм – «деревенские» бороздили просторы второй Бундеслиги и отчаянно хотели сыграть в высшем дивизионе. Переход Ведада идеально совпал с первым повышением в классе «Хоффенхайма» в истории. 

А о сезоне 2008/09 (ну, о первой его части) болельщики до сих пор вспоминают с теплотой – «Хоффенхайм» вел отчаянную битву за первое место, возглавлял турнирную таблицу, а Ведад исправно колотил. Досталось от него и «Энерги» в дебютном матче боснийца в Бундеслиге, и обеим «Боруссиям», и «Байеру» и даже «Баварии»! Да, «деревенские» закономерно уступили в ожесточенной схватке «красным» в Мюнхене, но Ведада журналисты признали лучшим игроком встречи. 

Шесть лет назад форвард прибыл в Бразилию для участия на чемпионате мира. Состав у боснийцев подобрался сказочный, но уступили два матча и вылетели после групповой стадии. В Куябе нападающий посетил мечеть

Постоянно забивая и ассистируя, Ведад добрался до первого и единственного крупного турнира в своей карьере со сборной Боснии. В 2014-м году славяне отправились в Бразилию на чемпионат мира, где одним из их конкурентов стала грозная Аргентина с Месси в составе. Наставнику Сушичу было грех жаловаться на обойму – Бегович, Спахич, Колашинац, Пьянич, Ибишевич, Мисимович, Ибричич и Джеко подошли бы любой команде, а тут они все собрались под одной крышей. 

Прогреметь на полях солнечной Бразилии не получилось – в равной битве уступили «альбиселесте» (1:2), а затем проиграли Нигерии. Если с первым поражением Ибишевич еще смирился с горем пополам, то отсутствие трех очков в игре с африканцами больно ударило по его амбициям. Классная по содержанию победа над иранцами не позволила Боснии выйти в следующий раунд, и в конце июня Ведад с товарищами уже паковали чемоданы. 


В Куябе вместе с Бешичем и Вишчей, двумя другими мусульманами, Ибишевич посетил местную мечеть, где молился около часа. Одному богу известно, что просил у высших сил босниец, но одно точно – он никогда не вымаливал что-то просто так. Порядочный, ответственный, трудолюбивый – такими эпитетами описывал его Халилходжич. Ведад не проявлял кучи эмоций после вылета с мундиаля – он вообще всем казался человеком скрытным. 

Скрытный человек – таким его знает даже супруга Зерина, с которой Ведад прошел через многое. Она потеряла во время югославской войны отца. Ведад не склонен распространяться о событиях детства, отвечая на все вопросы лаконично 

Даже его супруга Зерина, потерявшая в боснийской войне отца, считает, что муж не рассказал ей всей истории своего существования. В одном из немногочисленных интервью жена новичка «Шальке» поделилась мнением о своем супруге: 

«Кажется, я знаю его процентов на двадцать. Клянусь, что я говорю правду. Ведад – отличный муж и пример для подражания, но он очень скрытный и молчаливый человек. Понятно, что ужасы войны отложили отпечаток на его сознании и жизненных принципах, но даже со мной он не раскрывается на сто процентов. Ведад даже в рассказе о побеге из Боснии в Швейцарию не вдается в подробности и детали. Знаю, что за три сезона в Сент-Луисе он ни с кем не поделился переживаниями – ни с друзьями, ни с учителями, ни с тренерским штабом. А его любимые фразы о том периоде времени – «нам повезло» и «все в порядке».

Теперь основной задачей этого странного человека станет помощь малоимущим слоям населения – вряд ли кто-то достоин оваций в Бундеслиге больше, чем отказавшийся от зарплаты босниец.