mainImage

Джон Уайт: любимец публики, патриот и красавец. Звезда "Шпор" умер в 27 лет из-за молнии

В летописи «Шпор» был один очень импозантный и приветливый футболист. По нему сохли молоденькие красавицы, а сам он обожал футбол и думал только о победах. Джон Уайт начал карьеру в родной Шотландии, где стал звездой

«Тоттенхэм» в прошлом сезоне добрался до финала Лиги Чемпионов, не сумев обыграть «Ливерпуль» в важнейшем матче в своей истории. С тех пор у команды сменился рулевой – в ноябре прошлого года «лилейно-белых» под свою опеку взял португальский весельчак Жозе Моуриньо. Но далеко не все в истории бывшего клуба Романа Павлюченко и Сергея Реброва проходило под аккомпанемент веселья и приколов – к сожалению, история команды знает несколько примеров трагичных судеб. Джона Уайта обожали все девушки Лондона – модно одетый, импозантный, общительный, надушенный дорогим парфюмом и чрезвычайно обаятельный человек внушал доверие и приковал внимание к своей персоне неподдельной харизмой. 

Прямо-таки идеальная кандидатура для построения отменной голливудской карьеры в фильмах о любовных приключениях. За Уайтом толпой ходили болельщики в надежде на автограф или совместную фотографию, а сам он никому не отказывал даже в элементарном общении. Первым клубом уроженца шотландского города Мидлотиана стал «Аллоа Атлетик» - уже в возрасте восемнадцати лет Уайт впервые заявил о себе на взрослом уровне. Его первым наставником стал Джаспер Керр, разглядевший гигантский талант во вчерашнем дублере. Керр предоставил место молодому подопечному на позиции правого вингера, ближе к позиции инсайда, и у Уайта образовалось потрясающее, если не сказать химическое взаимодействие с форвардом Деннисом Гиллеспи. 

Уайт понимал, что в Шотландии скиснет – на помощь прилетел «Тоттенхэм». Тогда Джон уже сыграл за сборную своей страны. Травмы не обходили его стороной, но «Шпоры» получили отменные рекомендации по Уайту. Когда сам Блэнчфлауэр замолвил за тебя словечко, значит, ты чего-то стоишь 

Классная игра Уайта привлекла внимание руководства «Фалкирка», поэтому в 1958-м году молодой талант отправился на заслуженное повышение, в то время как казна «Аллоа Атлетик» пополнилась тремя тысячами фунтов. Лидеры «Фалкирка» Алекс Паркер и Эдди О`Хара уехали в «Эвертон», суммарно принеся шотландской команде восемнадцать тысяч фунтов, поэтому от прибывшего Уайта многое зависело в атаке. В «Фалкирке» проявить себя с лучшей стороны Уайт смог, но его быстро забрали в «Тоттенхэм» - «лилейно-белые» искали усиления, и выбор пал на успевшего дебютировать за «тартановую армию» паренька. В первой же игре за сборную Шотландии Уайт отличился, поразив ворота Западной Германии на поле стадиона «Хемпден Парк» в 1959-м году. Уайт частенько подвергался травмам, и многие клубы Первого Дивизиона посчитали нужным отказаться от его услуг в перспективе, но «Тоттенхэм», получив необходимые отзывы от Маккея и Блэнчфлауэра, решил ангажировать шотландца. 

Николсон, великий наставник «Шпор», склонил британца к подписанию контракта. Члены «тартановой армии» поручились, что Уайт вырастет звездой мировых масштабов. Его пророчески назвали молнией и призраком – именно так все и вышло

На его подписании лично настаивал легендарный Билл Николсон – тренер, с которым ассоциируются самые главные успехи «Тоттенхэма». В октябре 1959-го года Уайт поставил подпись под соглашением со «Шпорами», которые перевели в соседнюю страну порядка двадцати двух тысяч фунтов. Перед приглашением Уайта Николсон проконсультировался с коллегами из сборной Шотландии, которые заявили ему о скоростных данных Уайта – его даже сравнили с молнией. 

Это сравнение во многом оказалось пророческим и возымело печальный эффект. Николсон отправил Уайта на левый фланг атаки, где он моментально стал заменой Томми Хармера и наладил взаимодействие с Дэйвом Данмором. Ценность Уайта для команды заключалась в прохождении по флангу, выдаче отменных передач в центр штрафной, а также поддержании атакующего импульса атакующим действиям. Уайт прилично забивал – появляясь ниоткуда, он вылетал под мяч и забивал. Трибуны «Уайт Харт Лейн» даже дали ему прозвище «Призрак» за молчаливое появление в нужном месте, когда его никто из защитников там не ждал. 

Уайт скончался в возрасте двадцати семи лет, оставив супругу с двумя детьми на руках. Его убила молния, когда хавбек играл в гольф в Лондоне. Он забежал во время грозы под дерево, и разящий выстрел лишил «Тоттенхэм» лучшего игрока 

Еще одно пророческое слово, которым не следовало нарекать быстроногого шотландца, но никто не знал, как обернется судьба Уайта. С Уайтом «Тоттенхэм» неизменно завершал сезон выше четвертого места, в то время как без него команда выиграла только один матч из пятнадцати. 

«Он был великолепным талантом. Люди постоянно спрашивают меня, каким он был. Иногда я даже устаю отвечать. Я сравниваю его с Гленном Ходдлом, однако признаю, что в некоторых моментах они различались. Уайт всегда был доступен, если вы не знали, кому адресовать мяч. Он магическим образом оказывался в нужном месте, выдавал точные передачи или самостоятельно забивал. По игре на фланге ему не было равных в те годы - за Уайтом присматривали многие клубы высшего дивизиона, и мне повезло делить с ним одно поле. Как человек он был отличный - веселый, в приподнятом настроении. Уайт всегда держал раздевалку клуба в нужных эмоциональных кондициях».

Эти слова принадлежат Клиффу Джонсу - бывшему игроку сборной Уэльса и «Тоттенхэма». В июле 1964-го красавец, звезда и любимец «Уайт Харт Лейн» трагически погиб в возрасте двадцати семи лет. Страстный гольфист (Гарету Бэйлу нужно быть предельно аккуратным), он коротал время с товарищами за игрой в гольф, но внезапно разразилась страшная гроза. В надежде скрыться, шотландец забежал под ближайшее дерево, и это решение превратило его жену Сандру во вдову, а двух детей – в частичных сирот. 

Молния угодила точно в Уайта – «Призрак» скончался мгновенно. Говорят, что молния угодила точно в сердце. Позднее «Тоттенхэм» организовал матч памяти, в ходе которого младший брат Уайта, Том, отличился забитым голом с передачи легендарного Джимми Гривза. Шотландская федерация футбола установила портрет Уайта при входе в Зал Славы Шотландского Футбола. Да, он не смог реализовать себя полностью, но оставил гигантский след в истории «лилейно-белых», а болельщики «Шпор» из уст в уста рассказывали о магической технике и непомерном желании Уайта забивать.