mainImage

"Брюс ненавидел меня, т.к я не знал английский язык". История Маркоса Ангелери

Сейчас Стив Брюс пытается произвести впечатление на фанатов «Ньюкасла», но всего несколько лет назад он нес ответственность за результаты заклятого врага «сорок» в лице «Сандерленда». 

Марадона вызывал его в сборную, а Диего Симеоне видел последним защитником 

В 2010-м году «черные коты» провернули трансфер аргентинского защитника Маркоса Ангелери, успевшего к тому моменту дебютировать за «альбиселесте». Вызов в сборную Аргентины стал возможным благодаря Диего Марадоне, но за последние десять лет Ангелери отыграл всего в четырех играх. А в «Эстудиантесе» Ангелери довелось поработать под руководством Диего Симеоне, тогда еще далекого от построения своего мира в Мадриде. 

При нынешнем рулевом «Атлетико» защитник действовал на позиции последнего защитника, эдакого чистильщика, от которого требовалось вынести мяч как можно дальше. В уроженце Ла Платы сложно было признать центрального защитника – не самый высокий (рост Маркоса достигал отметки в 180 сантиметров), не цепкий и довольно инертный. 

Брюс ничего не знал об Ангелери, а самого игрока раздражало все в Англии. Да и с Брюсом он конфликтовал 

Британские таблоиды писали, что Ангелери купили не по инициативе Брюса – мол, наставник даже не догадывался о существовании бюджетного аргентинца. Недум Оноуха, заставший Ангелери в «Сандерленде», говорил об аргентинце следующее: 

«Он вечно жаловался на жизнь. Я никогда не встречал таких людей. Его все раздражало в Англии – он говорил, что его не устраивает английская погода, местный юмор, местные обычаи, но при этом получал деньги он из английского бюджета. С Ангелери мы мало общались, так как он показался мне неприятным парнем».

А сам Ангелери полагал, что Брюс – главная причина всех его неудач. За два года длинноволосый аргентинец отыграл всего в двух матчах, причем в обоих его выпускали на заключительные минуты. 

«Стив Брюс ненавидит меня. Видимо, он считает меня человеком третьего мира, так как я не разговариваю на английском языке. Мне сложно свыкаться с мыслью, что я сижу на скамейке из-за этого. Я здоров, готов играть и готов доказывать свою состоятельность. Если ситуация не изменится, я должен буду уйти в другой клуб».

Обилие травм поставило крест на карьере Ангелери в «Сандерленде». А Брюс нормально ладил с легионерами

На самом деле, Ангелери тренировался не слишком усердно – Брюс, конечно, строит игру вокруг своих соотечественников, но обвинять толстого Стиви в предвзятом отношении не приходится. Под его началом в «Сандерленде» играли африканцы Асамоа Гьян и Стефан Сессеньон, француз Стид Мальбранк и куча других легионеров. Аргентинцы – народ капризный, равно как и большое количество латиноамериканцев. На каждую неудачу они находят оправдания, поэтому на них уже давно наплевали. 

Не нужно пенять на зеркало, если вы не удались – вольный вариант известной поговорки в данном случае оправдан. Да и потом – Ангелери грешил на Брюса, но у него имелись серьезные разногласия со здоровьем. Во время предсезонного турне «черные коты» встречались с «Бенфикой», и аргентинец получил травму. В следующем месяце ему сделали операцию, но через три месяца он снова получил повреждение колена. В результате, в июне 2012-го года, пропустив целый год, Ангелери вернулся в «Эстудиантес», где у него все получилось. 

Кобра, Толстяк и Команданте. Как только Ангелери не называли друзья и коллеги

А летом следующего года он позировал для клубного фотографа «Малаги» - «анчоусы» решили предложить Маркосу контракт на три года, который он честно отработал. Пусть Ангелери не смог проявить себя в Англии, зато у него имелась целая куча прозвищ. Бывший тренер «Эстудиантеса» Карлоса Билардо, известный склонностью к суевериям, утверждал, что «Мамбру» - не самое лучшее прозвище. Мотивировал он это тем, что Мамбру – это детская песня в Аргентине, в которой говорилось о герцоге Мальборо, погибшем во время военного сражения. Билардо предложил Ангелери другое прозвище – на его взгляд, Команданте звучало грозно и по-спортивному прекрасно. 

Игроки «Эстудиантеса» подхватили идею тренера и начали называть Маркоса Субкоманданте Маркос, а также Начальник. Ангелери лишь смеялся, рассказывая о том, что в детские годы его звали Каскарита, что в вольном переводе на русский язык означает яичная скорлупа. Ребята со двора обзывали Ангелери Гордо и Кобра – первого прозвища он удостоился из-за весовой категории, в которой пребывал в юношестве, а второе прицепилось к аргентинцу из-за агрессивного стиля игры. Еще в ДЮСШ Ангелери мертвой хваткой вцеплялся в мячи. В прошлом году несостоявшаяся звезда «Сандерленда» охотно откликнулась на предложение «Аргентинос Джуниорс», но пока Маркос сыграл только в одном матче.