mainImage

АПЛ. Леннард Совах: рекордсмен Премьер-Лиги не по своей воле

Назовете навскидку дату основания английской Премьер-Лиги? Правильно, 20-е февраля 1992-го года. А сможете столь же четко вспомнить, какого числа провели дебютный матч в лиге? Да, вы правы – начало было положено 15-го августа 1992-го года. А когда родился Леннард Совах? Стоп, а кто это? 

Вошел в историю АПЛ. На его трансфере в «Арсенал» настаивал Арсен Венгер

Немецкого ганца вряд ли кто-нибудь помнит, а он вошел в историю Премьер-Лиги. Что он сделал? Леннард стал первым игроком, кто появился на свет позже первого матча в летописи АПЛ. Сын африканских мигрантов, уехавших в Гамбург в поисках лучшей жизни и достойной оплаты труда, родился 23-го августа 1992-го года, в то время как первая игра состоялась 15-го числа. Все. На этом известность Соваха завершилась. Левый защитник перебрался в Англию вместе с родителями в возрасте пятнадцати лет по приглашению «Арсенала». Арсен Венгер, по слухам, лично настаивал на приобретении молоденького немца. 

Тяга французского специалиста к юным кадрам привела в Лондон немало потенциально талантливых игроков, которые бесславно завершили свой путь. Совах оказался одним из них, но не станем перелистывать календарь на двенадцать лет вперед. В 2007-м году Совах приступил к тренировкам в академии «канониров», и его все устраивало – футболисту предоставили жилищную площадь, которую он делил на базе клуба с другими легионерами. Его родители подыскали в Англии неплохую работу, поэтому семья не бедствовала – Леннарду отчислился небольшие премиальные за нахождение в команде. 

Эпидемия травм позволила Соваху сыграть в АПЛ. Грант был и сам выйти на поле

В Лондоне Совах не задержался – селекционеры «помпи», тогда еще не задумывавшихся о печальных последствиях вылета, пригласили Соваха на просмотр. Любопытно, что начинал свой путь он в центральной оси обороны – рослый (рост немца достиг отметки в 187 сантиметров), цепкий и хорошо координированный игрок пришелся ко двору в дубле «Портсмута». В 2010-м году основную команду «Портсмута» накрыла череда травм – казалось, что клуб проклял один из недоброжелателей. Помимо удручающих результатов, становившихся следствием переполненного лазарета и диких кадровых перетасовок, болельщики видели еще и травмы своих любимцев. Авраам Грант в интервью The Guardian жаловался: 

«Сейчас у нас в лазарете одиннадцать человек. У кого-то проблемы с ключицей, кто-то изнывает от боли в тазобедренном суставе, некоторые игроки прихватили серьезный вирус. Я не знаю, что мне делать. Нам едва хватает, чтобы набрать человек на стартовый состав – в резерве, в основном, пребывают молодые парни, еще не нюхавшие Премьер-Лигу. Если все пойдет так и дальше, то не удивляйтесь, увидев меня на футбольном поле».

Вы помните, как выглядел Грант? Но даже в таком состоянии он готов был играть. 

Совах мечтал сыграть за Гану на ЧМ, но не получилось. Зато по-мужски пообщался с журналистами

Одним из его любимцев стал Леннард. Совах тренировался с утроенной энергией в конце 2009-го года, так как знал о стремлении израильского специалиста интегрировать его в первую команду в скором времени. Это, как вы понимаете, произошло еще до эпидемии повреждений – летом Совах подписал первый профессиональный контракт. Соваха в дубле присмотрел предшественник Гранта, Пол Харт, но по-настоящему раскрылся именно при экс-наставнике «Челси». Совах дебютировал за «Портсмут» в апреле 2010-го года – ничейный результат был добыт путем приложения героических усилий обескровленного «Портсмута». 

После матча к Соваху подошли репортеры, но он ответил умно и не по годам зрело: «Мне все равно, что я вошел в историю АПЛ. Вы видели, в каком мы положении? Я бы променял свой рекорд на три очка в сегодняшней встрече». Соваха в преддверии чемпионата мира просматривали скауты сборной Ганы, но с заявкой они немного опоздали, да и Леннард не убедил их в своей профпригодности. Но если отмотать время назад и подумать, что никому не известный дублер за полгода прошел путь от молодежки до АПЛ и чемпионата мира, становится тепло на душе. 

Понеслась жизнь по кочкам – возвращение на родину, Дания и Шотландия

Жаль, что написание истории Соваха произошло не под диктовку небес, а перо моментально превратилось в обычный карандаш. Летом Совах перебрался в «Гамбург», где три года играл исключительно за молодежный состав, а краткосрочное возвращение в Лондон (его подобрал «Миллуолл») своих плодов не принесло. Попутным ветром немца унесло в «Вестшелланн», но к берегам Дании его прибила отнюдь не хорошая жизнь. 

Совах нигде не мог найти пристанище, поэтому сезон 2015/16 ради игровой практики провел в дубле «динозавров». Руководство пошло ему навстречу, предупредив о невозможности сыграть за основную команду. Британия не отпускала Соваха, и в июне 2016-го года он поставил подпись под соглашением с «Гамильтон Академикал». Уже в январе немецкий ганец перешел на более весомые условия в «Хартс», а затем, не снискав никакого уважения в «Краковии», возвратился в «Гамильтон». 

«Хороший пацан, но скрытный»

Последний матч 27-летний защитник, оцениваемый в сто пятьдесят тысяч евро, провел в мае уходящего года. Леннард не прибегает к помощи посредников при переговорах с интересующимися командами, но вряд ли он в ближайшее время вернется в футбол. Первый игрок, рожденный после дебютного матча в АПЛ в 1992-м году, не имеет аккаунтов в социальных сетях, поэтому понять, чем он живет невозможно. Скрытный парень. Он был таким всегда, и это подтверждал экс-защитник «помпи» Стив Финнан: 

«Совах – хороший пацан, но от него нельзя было услышать ничего. Мы думали, что он вообще немой. Потом немного разговорился, но все равно держался обособленно. Может, нервничал, что он – самый молодой в команде, не знаю».

Совах недавно пообщался с представителями издания Bild и откровенно рассказал о карьере: 

«Я претендовал на большее, но провидению было угодно, чтобы все прошло так, как прошло. Я всегда буду благодарен «Портсмуту» за билет во взрослый футбол, но о той команде вспоминаю с большой неохотой. Все-таки мы понизились в классе, нам не платили деньги, а тренеру приходилось маневрировать между здравым смыслом и хоть сколько-нибудь хорошей игрой. Мы были в заднице, но после «Портсмута» я вернулся в родные места. В Шотландии мне все нравилось, кроме уровня футбола, хотя я и сам не мог привлечь внимание скаутов команд АПЛ. В общем, все случилось так, как случилось, и жалеть не приходится. А вот винить себя в отдельных моментах нужно».