mainImage

Как не чокнуться после смерти сына, съездить на ЧМ, выиграть кубок Голландии и поиграть за клуб детства

На Брэда Джонса восемнадцатого ноября 2011-го года невозможно было смотреть. Партнеры старались поддержать его словами, но какие к черту слова, когда твой шестилетний сын умирает от лейкемии? Долгожданный первенец уходит на небеса к ангелам, не успев даже понять, что он – живое существо. Брэд рассчитывал на долгий и счастливый брак, но с матерью того ребенка он разошелся довольно быстро. Тем не менее, с сыном уроженец Перта связи не терял. Футболисты «Ливерпуля» вышли на победный матч против «Челси» с траурными повязками, равно как и старые друзья по «Мидлсбро». Исторически сложилось, что в «Боро» охотно находили свое пристанище австралийцы – вспомним только Уильямса или Видуку. 

Джонс не был основным в «Мидлсбро», накопив, помимо пятидесяти семи матчей за девять лет, кучу аренд. В тяжелейший период жизни Джонс не остался без надежного плеча рядом. Он перестал получать кайф от футбола после перехода в «Ливерпуль» (его систематически держали на скамейке запасных), но после трагической кончины любимого сына Джонс перестал радоваться и жизни. Все окрасилось для него в черно-серые цвета, как в немой киноленте довоенных лет. Джонс родился в Австралии, но его корни уходили далеко в старую Англию, откуда его дед мигрировал на зеленый континент. С детства Джонс болел за «Ливерпуль», поэтому в 2010-м году не поверил своим глазам, увидев на электронной почте послание от руководства «красных». 



Чтобы вернуться в реальность, австралийцу потребовался телефонный звонок от боссов «красных» - летом он поставил подпись под трехлетним соглашением с любимой командой. «Красные» искали усиление позиции резервного вратаря за счет приглашения доморощенного игрока, и Джонс, воспитывавшийся в «Мидлсбро», идеально подошел под искомые параметры. Напомним, что даже легионер может считаться по букве английского закона доморощенным – главное, чтобы он несколько лет провел в стане английского или валлийского клуба. Эрик Дайер из «Тоттенхэма», к слову, не может применить к себе данный термин – он воспитывался в Португалии. За пять лет Джонс вставал со скамейки только одиннадцать раз, но подменял надежно и Рейну, и Дони, и Гулачи. 

Джонс побывал в аренде в «Дерби», а все остальное время совершенствовал свое мастерство на тренировках. В сезоне 2011/12 Джонс вернулся на позицию третьего вратаря, но стечение обстоятельств помогло ему выйти на поле в матче против «Блекберна» в апреле. Рейну удалили, затем аналогичная участь ждала Дони, поэтому на двадцать шестой минуте игры на «Ивуд Парк» австралиец впервые сыграл за «Ливерпуль» в рамках АПЛ. Радости не было предела – детские мечты Джонса стали явью. Да, он стал косвенным виновником двух пропущенных, но какая разница, если человек осуществил мечту? За очной битвой «Манчестер Сити» и «Ливерпуля» в сезоне 2013/14 Джонс наблюдал в качестве сменщика Симона Миньоле – бельгиец застолбил место в рамке «красных», а австралиец вынужденно смотрел за уверенной игрой конкурента. 



Последнее появление Джонса в АПЛ датировано декабрем 2014-го года – уже на шестнадцатой минуте встречи с «Бернли» вратарь из-за травмы уступил место Миньоле. Когда летом 2015-го года «Ливерпуль» объявил об уходе Джонса, многие подумали, что вратарь подыщет себе пристанище на уровне Премьер-Лиги или Чемпионшипа. Его физические кондиции позволяли рассчитывать на достойную оплату труда и место в обойме. Как же все удивились, когда Джонс сделал ход конем – не дождавшись приглашения из двух дивизионов, он охотно откликнулся на предложение «Бредфорда» из Лиги 1, где уже играл его земляк Джеймс Мередит. 

В октябре череда удивительных событий продолжилась – Фил Паркинсон, не выставлявший Джонса на поле, вызвал его в кабинет и заявил о готовности клуба расторгнуть контракт. Все недоумевали, как вратарь сборной, еще год назад игравший в АПЛ, оказался на задворках третьего дивизиона. Без работы Джонс оставался недолго – в январе он отправился в Голландию, став полноправным вратарем НЕК. Присутствие Джонса не помогло клубу из Неймегена претендовать на высокие места, зато на карьере австралийца это положительно отразилось. В апреле 2018-го года НЕК выиграл Кубок Нидерландов, а летом Джонса вызвали на чемпионат мира в России. 



Ни у кого нет сомнений, что тот мундиаль стал последним в жизни Джонса (он, кстати, не сыграл ни минуты), однако вратарь не позволил себе уйти с авансцены – сейчас ему тридцать семь, он воспитывает двух детишек, счастлив в браке, а его контракт с «Аль-Нассром» действителен до лета. Джонс всегда был вторым и надежно закрывал спины – сначала Марку Шварцеру, а затем – Мэттью Райану. В десяти матчах текущего розыгрыша чемпионата Саудовской Аравии австралиец пропустил всего три мяча, семь раз отстояв на «ноль». Что, мистер Джонс, хотите вернуться в АПЛ на старости лет?