mainImage

Холод, низкий уровень футбола и чеченцы с автоматами. Что раздражало в "Томи" японскую звезду

В российскую Премьер-Лигу частенько завозили странных легионеров. Некоторые из них оказались странными только для нашего первенства в силу экзотического происхождения. Японцев в России можно пересчитать по пальцам одной руки – Хонда, Нисимура, Маки, Акахоси и, наконец, Мацуи. Дайсуке Мацуи в 2010-м году перебрался в «Томь» на правах аренды, но затем отказался наотрез от пролонгации сотрудничества из-за ряда причин. Во-первых, японец жаловался на погодные условия. В Японии, конечно, тоже есть зима и снег, однако в сравнение с российской зимой они не идут. Томск – далеко не курортный городок, расположенный территориально в Сибири, поэтому японец промерз до костей. 

Зуб на зуб у японца не попадал во время матчей, которые уместились на вторую половину сезона 2010, поэтому в заключительных двух турах его исключили из заявочного листа по личному требованию футболиста. Мацуи откровенно раздражал холод, поэтому он после разговоры с агентом попросил скорейшего расторжения арендного договора. Во-вторых, уровень первенства России показался японцу достаточно низким. Он играл в Лиге 1 за «Гренобль», выступая против «Марселя», «Пари Сен-Жермен», «Лилля» и других грандов французского масштаба. Да, «Гренобль» не справился с поставленной задачей и покинул высший дивизион в мае, но Мацуи после партнерства с Даниэлем Любоя и Боштьяном Цезаром оказался в одной упряжке с Георгием Джиоевым и Александром Харитоновым. 



Третьей причиной, побудившей Мацуи поскорее передислоцироваться в другой город, стали Грозный и Махачкала. По признанию тогдашнего тренера «Томи» Валерия Непомнящего, на японца отложил отпечаток кавказский регион. С ним, кстати, согласится единственный англичанин в истории РПЛ, Дэвид Бентли, проведший семь лет назад несколько матчей за «Ростов». Видимо, речь шла о военных, которые постоянно находились на матчах «Терека» (ныне «Ахмата») и «Анжи» в те годы. Как бы то ни было, после цивилизованных устоев Европы Мацуи было трудно справиться с чувством психологического давления. В принципе, понять Мацуи можно – его страна практически не участвует в военных конфликтах, да и политическая обстановка в Японии видится спокойной. 

Мне кажется, что еще одним аспектом при отказе от сотрудничества с «Томью» стало состояние полей. Во Франции за качеством газона неустанно следят агрономы и другие компетентные люди, а в Томске в сентябре газон всегда был похож на огород. Чем чаще на нем играл бы неадаптированный Мацуи, тем выше поднимался бы риск возможного повреждения. Разумеется, что результаты «Томи» также отталкивали Мацуи – «Томь» проиграла тринадцать матчей, завершив сезон всего в семи очках от зоны вылета при дикой плотности в таблице. Японец привык биться за высокие места, поэтому и из «Гренобля» он при первой же возможности ушел после понижения в классе. Кстати, интерес «Томи» возник не на пустом месте. 



Летом того года японец отлично поработал на чемпионате мира в Южной Африке, добравшись с «самураями» до стадии 1/8 финала, где команда уступила в серии пенальти парагвайцам. После расставания с «Томью» Мацуи выиграл золото Кубка Азии – в конце января 2011-го года «самураи» за счет одного гола оставили не у дел австралийцев. До переезда в «Гренобль» в 2009-м году Мацуи четыре года отыграл за «Ле Ман», а потом провел один сезон в «Сент-Этьене», который в те годы бился за доброе имя в Кубке УЕФА. Японец идеально вписался в скоростную и динамичную игру «зеленых», которые убедили его в целесообразности перехода на фоне интереса многих команд. 

В 2008-м году Мацуи находился на радаре «Селтика», «Рейнджерс», «Катании», «Дженоа», «Торино», «Лацио», «Вердера», «Вольфсбурга» и «Лилля», однако предложение «Сент-Этьена» показалось более выгодным с финансовой точки зрения. Итальянский чемпионат не привлекал Дайсуке, ибо он всегда считал, что в Серии А значительную часть времени команды проводят в обороне Физические кондиции не слишком высокого японца позволяли шустро и резво носиться по полю, проделывая впечатляющий объем работы. 



Мацуи признался после отъезда из «Томи», что Франция стала для него вторым домом после Японии. С прошлого года японец играет на родине за «Иокогаму», не планируя завершать карьеру в ближайшее время. Ему, кстати, уже тридцать девятый год идет – никак Мацуи не набегается. Портал Transfermarket оценивает услуги хавбека в символические сто тысяч евро, но японцу на цифры наплевать. Главное для него – игра в футбол, которому он предан со школьной скамьи.