mainImage

Говорящий на языке футбола: полиглот, модник, филантроп, патриот и просто замечательный голкипер

Прошлым летом любители футбола, собравшиеся на трибунах «Ростов Арены», стали свидетелями самого, пожалуй, обидного камбека в исполнении профессиональных команд за последнее время. Японцы контролировали ход игры, отменно комбинировали, строили классные контратаки, но все усилия сошли на нет, когда Насер Шадли, устремившись по центру, вонзил игровой снаряд в ворота Эйдзи Кавасимы. Страж ворот дружины страны Восходящего Солнца принял поражение с честью и достоинством, как учили в стародавние времена его соотечественников-самураев принимать смерть или поражения в битвах. 

Кавасима никогда не выделялся эксцентричным поведением, стараясь играть эффективно – выкрутасы в стиле Рене Игиты явно не вязались с репутацией Кавасимы. Японский голкипер часто подсказывает своим защитникам, а порой и кричит на них – срываться на крик вратаря вынуждают неуверенные действия партнеров, которые иногда оставляют его на расстрел. Кавасима в детстве идеализировал аргентинца Серхио Гойкоэчеа, который работал в «Бресте» и исполнял роль дублера Хосе Чилаверта, и постоянно просматривал видеоролики с участием голкипера. Японец отлично двигается в пределах вратарской площади, обрабатывает мяч после ударов, выделяется лидерскими качествами и отменно играет на ленточке, когда того требует ситуация. 



Помимо этого, голкипер тренируется заметно охотнее других, а после тренировок еще и в тренажерном зале успевает поработать, чтобы довести рабочий день до совершенства. Бывший технический директор «Льерса» оценил Кавасиму еще и как человека: «Он всегда протягивает руку с большой и искренней улыбкой, и кажется, что нет человека лучше, чем японец». У Кавасимы есть старший брат и старшая сестра, однако только он решил связать свою дальнейшую судьбу с профессиональным спортом – в частности, брат голкипера работает юристом в одной солидной японской компании. В возрасте восемнадцати лет японец подписал профессиональный контракт с «Омия Ардия», который на тот период времени бороздил просторы второго по силе дивизиона, и затем заслужил приглашение на просмотр от «Пармы». 

Клуб, в котором начинал свой долгосрочный путь легендарный Джанлуиджи Буффон, отказался от услуг азиата, сосредоточившись на других целях ввиду отсутствия у японца европейского опыта. На протяжении семи лет Кавасима работал в родной стране, успев сменить три команды, а летом 2010-го года после весьма успешного с индивидуальной точки зрения мундиаля на его официальных представителей вышли люди из «Льерса». За два года до этого Кавасима подписать контракт с агентской конторой Tetsuro Kiyooka, надеясь перебраться в Европу, и агенты качественно исполнили свою работу. Руководители «Льерса» предложили японцу заключить контракт сроком на два года, однако пребывание Кавасимы в «Льерсе» омрачилось инцидентом с участием тупоголовых болельщиков. 



Летом 2011-го года фанаты «Бееерсхота», находясь за воротами Эйдзи, скандировали краткую речевку «Кавасима-Фукусима», которая приурочена к знаменитой ядерной катастрофе на атомной электростанции в одноименном японском городе. Рефери принял решение остановить игру, а Кавасима покидал поле со слезами на глазах, так как его семья частично оказалась затронутой в этом трагичном инциденте. «Я могу стерпеть многое, но не оскорбление моей страны. Использовать драму Фукусимы – это низко, мерзко и совершенно не смешно», - заявил в интервью японский страж ворот. Пресс-служба «Беерсхота» опубликовала официальное заявление, в котором заявила, что вратарь сам виноват в инциденте ввиду провокационных жестов в адрес болельщиков. 

Первую игру Кавасимы в «Льерсе», кстати, приехали посмотреть более пятидесяти тысяч японцев, скандировавших фамилию своего любимца. Отношения Кавасимы и японских болельщиков после инцидента с фанатами «Беерсхота» достигли высочайшего уровня – он без проблем высылал деньги больным детям, раздавал бесплатные билеты малоимущим соотечественникам и с большой охотой общался с земляками в социальных сетях. В повседневной жизни Кавасима – добрый, интеллектуально развитый и отзывчивый парень. Он неоднократно помогал детям с ограниченными возможностями, участвовал в разработке программы по улучшению иностранного языка для японских спортсменов, а также бегло говорит на семи языках, включая родной японский. 



«Вратарь должен понимать своих партнеров – это тяжело, но нужно быть профессионалом даже в деталях». У Эйдзи относительно плохое зрение, но это не мешает ему играть – футболист однажды признался, что выступает в контактных линзах. Кроме того, он частый гость различных модных показов как в Европе, так и Японии. Возвращаясь к игровой карьере Кавасимы нужно заметить, что после «Льерса» он остался в Бельгии и заключил соглашение со знаменитым «Стандардом», в котором традиционно ценились высококлассные вратари. Летом 2014-го года газеты сообщали, что японец нацелен на расставание с командой, но вместо этого остался и трижды был номинирован на звание лучшего вратаря года – увы, сначала он дважды уступил приз Сильвио Прото, а затем проиграл Мэттью Райану.  

Летом 2015-го года Кавасима получил статус свободного агента и через несколько месяцев откликнулся на предложение «Данди Юнайтед». В Шотландии вратаря приняли с распростертыми объятиями, однако ему пришлось ждать разрешение на работу на территории Великобритании. Тогдашний рулевой «Данди» Миксу Пааателяйнен описал приобретение японского вратаря, как «фантастический поворот в истории нашего клуба». Летом следующего года после вылета «Данди» из элитного дивизиона Эйдзи начал искать новое пристанище, которым стал французский клуб «Метц». Первые два месяца Эйдзи находился вне состава, играя преимущественно за дублирующий состав, а затем став сменщиком Томаса Дидийона. 



В следующем сезоне тренерский штаб доверился Эйдзи, который пропустил шестьдесят голов в тридцати матчах – невзирая на общие командные неудачи, Эйдзи признали лучшим игроком Лиги 1 в феврале и марте соответственно. Прошлым летом Кавасима решил перебраться в «Страсбург», но в новом коллективе его былые заслуги никого не интересовали, поэтому Кавасима осел во втором составе, изредка появляясь в резерве. Японцу тридцать шесть лет, но его карьера и не думает входить в завершающую фазу – вчера соглашение вратаря со «Страсбургом» подошло к логическому завершению, но японец, оцениваемый порталом Transfermarket в двести пятьдесят тысяч евро, не задумывается об уходе из профессионального спорта. К слову, вратарь уже сейчас ведет переговоры с французскими и японскими командами, и хочется пожелать ему найти достойное место работы с солидным заработком.