mainImage
Два в одного
Два в одного
3 месяца назад Футбол

«Мечтаю уехать в топовый чемпионат». Защитник «Динамо» Робинзон Звонков – о тайне имени, детстве на Алтае и женщине-агенте

Робинзон Звонков - парень с уникальным именем и не менее уникальной судьбой. Его история – вовсе не про футбол. Это история преодоления и любви к тому делу, которым горишь. Кирилл Михайлов и Георгий Артмеладзе пообщались с правым защитником московского «Динамо» и вспомнили все этапы его футбольного пути.

Робинзона назвали в честь прадеда. Говорит, что ему нравится, а подколы закончились ещё в начальной школе

- Знаем, что все задают тебе этот вопрос. Мы тоже зададим: почему Робинзон?

- Всё не так сложно. Меня назвали в честь моего прадеда Робинзона. А его назвали так, потому что его отец играл в театре и ему полюбилось произведение «Робинзон Крузо».

- Ты читал этот роман?

- К сожалению, ещё нет, не дошли руки. В планах есть, хочу прочитать его этим летом.

- Легко живется с таким именем?

- Если честно, мне нравится! Люди сразу запоминают меня, иногда это даже помогает.

- Часто подкалывают?

- Подколы закончились на уровне начальной школы. Может, сейчас какие-то есть, но я на них не обращаю внимания. Это уже как-то не по-взрослому выглядит.

- На Алтае у всех такие необычные имена?

- Да не сказал бы (смеется). У всех стандартные имена, я выделился из общей массы.

- Алтай – это горы, природа и красота. Вспомни самое красивое место, в котором побывал.

- Мне нравится горный Алтай. Как-то раз зимой был на Голубых озёрах – они появляются на реке Катунь именно в зимнее время. Там образуется два небольших озера – это очень нестандартно и красиво.

Если брать мир в целом, очень понравилось в Италии. Два года назад мы были на турнире в провинции Фрозиноне (турнир «Scopigno Cup» среди команд 2001 г.р. – прим. Sportclub), и мне полюбилась местная природа, менталитет людей. Там я чувствовал себя в своей тарелке, что бывает нечасто.  

- Ты из спортивной семьи?

- Наполовину. Мама не любитель спорта, а вот отец был спортсменом. Родители, к сожалению, развелись, поэтому я не сильно знаком с отцом. Знаю, что он был «игровиком» – не ходил в секции, но играл во всё подряд.

- Твое первое футбольное поле – какое оно?

- Играть я начинал ещё в зале при школе. Со временем мы вышли на поле, которое делали сами – своей командой. Привозили землю, чистили от камней, сеяли траву. Поле было не лучшего качества, но зато своими руками.

- Нормальных полей в Барнауле не было?

- В Барнауле было тяжело вырастить хорошее натуральное поле. Зимой там всегда сильные заморозки, и почва не выдерживала. А на искусственный газон у школ банально не хватало денег.

- Ты с детства в футболе, а было что-то ещё, кроме него?

- Было очень много разных видов. Сначала занимался гимнастикой, а дальше даже и не вспомню точную последовательность – сколько видов спорта я только не перепробовал! Было плавание на полупрофессиональном уровне – мог начать заниматься профессионально, но в этот момент вмешался футбол. Было айкидо, танцы, биатлон… Ну, в общем, я тоже отчасти игровик (смеется), и занимался всем, чем только было не лень.

- Почему в итоге выбрал футбол?

- Даже не знаю, как объяснить… Как-то на подсознательном уровне щёлкнуло.  Это удовольствие, кайф, атмосфера, при которой играешь. Так повелось с ранних лет, и продолжается до сих пор.

- Кто привел тебя в «Спартак-Алтай»?

- История моего увлечения футболом началась ещё с детского сада. Был какой-то турнир между детскими садами, и проводился матч, в котором мы победили. Как рассказывает мама, после той игры к ней подошел заведующий детского сада и сказал, что Робинзон защитил честь детского сада.

После этого всё и закрутилось. Тогда сказал маме, что хочу пойти в футбольную секцию. А в школе, в которую я хотел идти, как раз проводил тренировки «Спартак-Алтай». Вот так и началась моя дорога в футбол.

- Понимал тогда, что свяжешь с футболом всю свою жизнь?

- Нет, в том возрасте я вообще не понимал, что такое большой футбол. Я, грубо говоря, просто ходил и пинал мяч. Уже со временем пришло понимание того, что если много стараться и прикладывать большие усилия, можно вырасти в большого футболиста.

Робинзон – воспитанник школы Алексея Смертина. Он до сих пор на связи с первым тренером и следит за успехами школы

- Школа Смертина – что это за место?

- Я считаю, что школа Алексея Смертина – одна из ведущих футбольных школ Сибири. Достаточно посмотреть на то, сколько её воспитанников попадают в команды самого разного уровня – от ПФЛ до РПЛ. Для Барнаула это какой-то нереальный уровень. Особенно, если сравнивать с другими футбольными школами города. Отдельно хочу отметить тренеров – они настоящие мастера своего дела. Знают, как работать с маленькими ребятами, и могут вырастить из них профессионалов.

- Как ты туда попал?

- Думаю, все мальчишки, которые занимались футболом в Барнауле, хотели играть в школе Смертина. Я был в их числе. Как-то раз договорился с тренером, что просто приду на тренировку – посмотреть на всё изнутри. И затянуло. Изначально меня не взяли в основную обойму, поэтому первые полгода, если не больше, я провел во второй команде. Со временем, когда уже начал прибавлять, меня начали ставить в основу.

- Объясни, какая роль в школе у Алексея Смертина?

- Он является её основателем. Он её строил, набирал тренеров. Смертин постоянно приезжает туда: сам тренируется с ребятами, дает мастер-классы, помогает советами. В общем, постоянно на связи со школой.

- Твой первый тренер – Олег Киушкин. Что это за человек?

- Вообще, первый тренер был ещё в «Спартаке-Алтае». Но лично я считаю своим первым тренером Киушкина Олега Викторович, потому что именно он вносил в меня всю базу – тактическую, техническую и физическую.

Что могу сказать про него? Олег Викторович – очень амбициозный тренер и человек. Он строгий – но строгий по делу. Он растил меня как футболиста, и также развивал мою личность, за что я ему очень сильно благодарен. Мы до сих пор на связи, и я могу без проблем спросить у него то, что не понимаю, посоветоваться в каком-либо вопросе. Он всегда подскажет.

- Кто из его воспитанников, помимо тебя, сейчас на виду?

- В «Казанке» сейчас играет Даниил Зарецкий – до этого он был в академии «Локомотива» и «Динамо». Также на уровне академий было много хороших парней, которые сейчас разъехались по разным городам. Знаю, что Миша Наумов в «Носте». Артем Карпукас, который младше нас на год, выступает за молодёжку «Локомотива». Есть Стёпа Никитин – сейчас он на контракте в «Краснодаре-3». На самом деле, много кто пробовался в Москве, но не у всех получилось. Однако, это стоит того – если ты едешь показывать себя в Москву, это уже достойный уровень.

- Вспомни годы, проведенные в школе Смертина. Что отложилось в памяти больше всего?

- На самом деле, отложилось вообще всё, каждая тренировка. Особенно запомнилось первое время, когда я добивался того, чтобы попасть в первую команду. Помню все усилия, которые я прикладывал – мне было тяжело, но я понимал, что не слабее других ребят. Также запомнился период, когда я тренировался с командой на год старше. Произошло это потому, что основная часть команды моего возраста училась во вторую смену, а учился в первую.

Эти тренировки дали мне много качеств – как физических, так и психологических – потому что со старшими ребятами было тяжело найти общий язык. Иногда была даже небольшая дедовщина, но, в целом, все проходило в хорошем ключе. Ну и, конечно же, запомнились все турниры, все поездки, потому что у нас была единая команда и отличный коллектив. Каждый с каждым общался, все были готовы друг другу помочь.

В 2015-м Робинзон попал в академию московского «Динамо». За три года он сменил четыре позиции – психовал, но продолжал бороться за место в основе

- Как ты оказался в «Динамо»?

- На тот момент, когда я ещё был в Барнауле, в академии «Динамо» уже играл Даниил Зарецкий. Он был на связи с тренером, который руководил командой 2001 года рождения, и посоветовал присмотреться ко мне. Вышло так, что я приехал на просмотр (это был май 2015-го), провел с командой неделю в Москве, после чего отправился на турнир в Абхазию. Там у меня получилось хорошо себя проявить, и уже в августе я поехал с командой на первые сборы. С тех пор я в «Динамо».

- В 11 лет ты мечтал попасть в «Локомотив». Были варианты?

- Скорее, нет. Не было. Да и «Динамо» мне очень сильно полюбилось. Я никуда не хотел уходить из этого клуба, потому что, как говорится, он уже в сердце.

- До «Динамо» тебя приглашали на просмотр в ЦСКА. Почему не вышло?

- Действительно, была такая история. Я приезжал на просмотр в ЦСКА, но меньше чем через неделю тренировок услышал: «извини, ты нам не подходишь».

- Кто из друзей-футболистов отправился в Москву вместе с тобой?

- На просмотр мы ездили вместе с Никитой Самородновым, который играл на позиции правого защитника. У него сразу не задалось в «Динамо», да и вообще в футболе. После «Динамо» он пробовался в «Чертаново», и там тоже не получилось. После этого он уехал обратно и, можно сказать, завершил свою футбольную карьеру. Сейчас, насколько знаю, Никита учится на летчика.

- Жизнь в Москве и провинции – две разные вещи?

- Да, это абсолютной другой ритм жизни. Я как раз недавно задумывался об этом и понял, что не смог бы жить в другом городе, потому что уже привык к московскому менталитету, к этому ритму, когда все куда-то торопятся и спешат, к этой постоянной суете и бесконечным делам. Мне это по душе. В том же Питере, где я был совсем недавно, шёл по улице и засыпал: старые дома, постоянная тишина, немноголюдно. Меня это сильно утомило, и я понял, что Москва – единственный город, в котором мне хочется жить и развиваться.

- Долго привыкал к сумасшедшему ритму города?

- В первое время было тяжело только потому, что в Москве у меня не было знакомых. Когда появились новые знакомства, друзья и общение – сразу же стало легко, я почувствовал себя в своей тарелке, и особых проблем с адаптацией не возникало.

- У тебя сменился не только ритм жизни, но и позиция на поле. Как ты стал правым защитником?

- Эта история началась ещё в академии. Двое футболистов получили травмы, и Вадим Вячеславович Гаранин сказал, что я должен выйти на позицию правого защитника. Скорее всего, он выбрал меня потому, что позиция крайнего нападающего похожа на позицию крайнего защитника – нужно, разве что, чаще вступать в отбор и больше бегать туда-обратно. Сначала мне было тяжело принять это – всё же, до этого постоянно играл в атаке, всегда стремился забить и в тот момент не понимал, что можно играть в атакующий футбол будучи крайним защитником.

В итоге история со сменой позиции затянулась. На смену Вадиму Вячеславовичу Гаранину пришел Николай Николаевич Ковардаев, который видел меня на позиции центрального нападающего. Тогда я не проходил в стартовый состав и выходил только на замену, потому что был слабее основного форварда. Затем снова смена тренера. Приходит Дмитрий Вячеславович Половинчук и резко переводит меня обратно на край защиты.

Мне это, если честно, уже не нравилось. Помню, даже психовал из-за этого. Я получал кайф от игры в атаке и мне было не важно, что я был вторым нападающим – хотел доказывать, что могу быть первым. Тренер видел меня совсем по-другому, за что ему большое спасибо. Дмитрий Вячеславович сам был левым защитником, поэтому доходчиво объяснял мне, как нужно действовать. Можно сказать, он стал моим отцом в плане игры на фланге обороны. С этого момента я стал постоянно играть справа в защите.

- Долго привыкал к новой позиции? Функционал все-таки разный.

- Я бы не сказал, что функционал совсем разный. Если брать позицию правого защитника, мне просто нужно было подтягивать отбор, а с тактикой проблем не было – тренер всё объяснял.

- Сразу понял, что попал в академию клуба РПЛ?

- Да, сразу. В «Динамо» меня удивил сам подход к тренировкам, какие-то упражнения, подготовка к тренировке. Не могу сказать, что была колоссальная разница по сравнению с Барнаулом, но отличия были – это более серьезные упражнения и больший акцент на развитие футбольного ума.

- Когда пробился в основу своего возраста, не словил звезду?

- Не было такого, мне это не присуще. Честно, даже не понимаю, как это происходит.

- А бросить все и свалить обратно в Барнаул никогда не хотел?

- Не было желания. Я понимал, что это Москва, и тут нужно оставаться, если хочешь расти как футболист. Но когда были совсем тяжелые времена, и я играл по 5 минут на протяжении десяти игр, появлялись мысли о смене клуба.

Мемориал Гранаткина – главный турнир в карьере Робинзона. Вспоминает мотивацию от тренера, переполненный стадион в Рощино и техничных аргентинцев

- После пары крутых сезонов в «Динамо» ты попал в юношескую сборную России. Понял, что работа проделана не зря?

- Честно – я не ждал этого вызова. Администратор зашел в раздевалку и сказал: «ты, ты и ты – едете на сборы». Сначала я не понял, что это относится ко мне, но потом у меня просто сорвало крышу от эмоций, потому что я мечтал поехать на какой-нибудь международный турнир. Пусть это была и не первая сборная, но я ждал этого момента.

- На Мемориале Гранаткина действительно рубятся лучшие футболисты в своем возрасте?

- Думаю, да. Подбор игроков в сборной России-2 был ничуть не слабее, чем в первой. Турнир мне запомнился тем, что на первом собрании, в первый же день к нам зашел тренер Анвер Конеев и сказал, что мы запомним этот турнир на всю жизнь. Так и случилось. Мы были единым коллективом – не передать словами, насколько была дружеская атмосфера! Каждый друг друга поддерживал, не было ни одного ругательства – ни разу за сбор. В сложных ситуациях все друг другу помогали, как на поле, так и в быту.

- На Мемориале ты играл за Россию-2. Почему не попал в первую сборную? Кто был конкурентом по позиции?

- Там был парень из «Зенита», тоже 2001-го года. Вообще, после матча между двумя сборными России на том турнире я рассчитывал на приглашение в первую сборную на следующие сборы. Тогда меня признали лучшим игроком в составе России-2, и в той игре я смотрелся намного лучше парня из «Зенита» – но не срослось. Каждый тренер видит по-своему – это его право.

- Вспомни самый тяжелый матч на турнире. Кого пришлось опекать?

- Самая тяжелая игра – с Аргентиной. Они выставили команду 2002-го года – там играли парни на год младше нас, и все очень техничные – резкие, с финтами. Было тяжело: Аргентина играла по схеме с тремя защитниками, и на моем фланге всегда оказывалось по два игрока. Парень, против которого я играл, стал самым тяжелым соперником в моей жизни. Он очень резкий и техничный. Сейчас не вспомню его фамилию, но он бы очень хорош.

Sportclub: на фланге Робинзона в том матче играл Матиас Годой. Сейчас 18-летний аргентинский нападающий принадлежит загребскому «Динамо», а его трансферная стоимость (по оценке transfermarkt.de) составляет 1,8 млн евро.

- Мемориал Гранаткина – это круто?

- Да, нереально круто. Это сумасшедшие эмоции! Мы играли в Рощино, и когда малюсенький стадион переполнялся, а триста человек скандировали «Россия, Россия» – это пробирало до мурашек даже во время игры, когда обычно не слышишь ничего с бровки. Когда после игры благодарили и говорили, что ты выложился по максимуму – было очень приятно.

После Мемориала «Динамо» подписало с Робинзоном первый профессиональный контракт. А спустя год он выиграл золото молодежного чемпионата России

- Когда узнал, что «Динамо» хочет подписать с тобой профессиональный контракт?

- Мне напрямую сообщили, что у клуба есть желание, озвучили условия. И уже по приезду с Мемориала я как раз подписал свой первый контракт.

- Рука тряслась, когда подписывал соглашение?

- Нет, я был спокоен. Был уверен, что хочу остаться в этом клубе – мне доверяли и хотели, чтобы я вырос в профессионального футболиста.

- Кому позвонил сразу после подписания контракта?

- Конечно, сначала набрал маме, потом бабушке – семье в первую очередь. После этого звонил близким друзьям из Барнаула.

- На что потратил первую зарплату?

- Я даже не помню, честно, не распылял ее.

- Родителям отправлял?

- Родители в Москве живут, а я вместе с ними. Все ушло в быт. Купил себе кофту и еще какую-то одежду, и все.

- Главный тренер «Динамо» Кирилл Новиков знает тебя по работе с дублем. Как думаешь, это он настоял на подписании контракта с тобой?

- Мы находимся с ним в постоянном диалоге. Новиков говорил, что я могу не переживать – со мной подпишут контракт, в меня верят. Он говорил, что я буду играть. Он мне доверял, и за это я ему очень благодарен.

- Тебе близки его идеи?

- Да, мне очень нравится его подход к тренировкам и то, как он ведет себя в жизни и на тренерской работе. Как тренер он мне сильно импонирует.

- Когда ждать в основе «Динамо»?

- Я прикладываю все усилия к этому, знаю, над чем работать, и мне на это указывают. Не могу загадывать – как получится, так и случится.

- В январе мир захлестнула пандемия. Когда понял, что молодежный чемпионат не возобновится?  

- Я до последнего не верил, что мы так закончим. Хотелось доиграть. Понял, что чемпионат завершился, когда сказали: «ребята, вы – чемпионы». Я до последнего хотел доиграть сезон, стремился показать себя, ведь из-за травмы и карантина не получилось сыграть столько, сколько я хотел.

- Где ты провел самоизоляцию?

- В Москве находился, никуда не ездил, сидел в тихой, мирной обстановке с любимой собакой.

- Как поддерживал форму? Были тренировки по видеосвязи?

- Не было по видеосвязи, но нам выслали программу, подробно писали и разбирали. А мы уже выполняли. Плюс я работал самостоятельно над группами мышц, которые мне нужно развивать. Когда высылали график тренировки, каждый раз старался тренироваться.

- Где ты был, когда узнал, что чемпионат завершили досрочно, а «Динамо» признали чемпионом?

- Я шел в магазин за продуктами (улыбается). Был очень рад этому, но все равно хотелось, чтобы все произошло на поле. Если бы я вместе с командой стал чемпионом, появились бы другие эмоции. Было приятно, но все-таки, хотел услышать это рядом с командой.

- Отмечали чемпионство?

- Пока нет, с командой не отмечали. Дома тоже ничего особого не было. Покушал просто, и все (улыбается).

- В какой форме ты находишься сейчас? Если бы сказали доиграть чемпионат, набрал бы кондиции в кратчайшие сроки?

- Я поддерживал себя в тонусе на протяжении всей пандемии, все три месяца занимался. Тренировался каждый день. Сейчас нахожусь в отличной форме и готов выходить играть. Могу выйти на поле хоть через неделю.

Робинзон – дикий профессионал. Отказался от большинства соцсетей, не гонится за роскошью и пока не планирует вступать в серьезные отношения

- Твой агент – женщина. Расскажи, каково это? Как она тебя нашла?

- Это случилось после Мемориала. Было несколько предложений о сотрудничестве: сначала я встретился с одним агентом, а потом мне написала Полина.

Я решил, что встречусь с ней. Мы сели за стол переговоров, и я сразу понял, что мне нужно работать с этим человеком. У меня появилось внутреннее доверие, без слов. Я полностью ей доверяю и знаю, что она старается для меня и делает все, что требуется. Она постоянно со мной на связи. Стереотип, что женщины не разбираются в футболе, не относится к Полине. Это как раз противоположный случай.

- Вспомни её последний совет.

- Она может точечно указать на моменты, которые я должен улучшить – сам я на них мог даже не обратить внимания. Она постоянно просит меня работать над физикой и указывает абсолютно на все – развиваться нужно всесторонне.

- Раньше ты активно вел аккаунты в ВК и ask.fm. Отказ от них – твоя личная инициатива?

- Приложением Ask.fm вообще по молодости баловался, я не сильно был этим увлечен. И нет – это не агентская инициатива, просто все отошло на второй план. Из соцсетей оставил только Instagram и WhatsApp, в основном для общения с друзьями.

- Кстати, про соцсети. Недавно в паблике «ВГИК» появился мем с твоим изображением. Как тебе?

- Мне понравилось (смеется). В целом нормально, даже смешно. Я видел много подобных картинок, мне было интересно. Конечно, есть люди, которые и негативные вещи в комментариях пишут, но я на это не реагирую.

- По фотографиям в инсте видно, что у тебя есть чувство стиля. Какой бренд любишь больше всего?

- Мой любимый бренд – Calvin Klein. В остальном, спортивная одежда – что понравится, то и приобрету. Нет такого, что есть только Klein. Если я увижу в ZARA или другом магазине крутую вещь, то возьму ее.

- Вспомни последнюю крупную покупку. Это была одежда или что-то другое?

- Да, наверное. Кроссовки фирмы Nike. Точно. Я вообще из обуви предпочитаю только Nike – мне максимально удобно в них. Это, скорее всего, самая дорогая покупка.

- Сколько в месяц можешь потратить на шмот?

- Я в этом плане не люблю распыляться, в основном покупаю вещи на год вперед. Это небольшие суммы.

- А коллекция обуви большая?

- Нет, покупаю только то, что нужно на сезон. Как отхожу или рваться начинают, я задумываюсь над новой покупкой. У меня нет склада, как у многих знаменитостей с YouTube, которые показывают шкафы, где по сорок пар кроссовок стоит (улыбается).

- Семь лет назад ты говорил: «Когда у меня будет невеста, я хочу, чтобы она тоже интересовалась футболом. Необязательно играть — хотя бы понимать, есть ли разница между вратарем и голкипером». Нашел ту самую?

- Нашел, но упустил. Сейчас я для себя понял, что все отношения должны уйти на второй план, потому что девушки не понимают, чего они хотят. Конечно, есть умные. Но на своем опыте могу сказать, что девушки не понимают, хотят ли они отношений с конкретным человеком, или с кем-то другим.

- Где девушки красивее – в Барнауле или Москве?

- Не скажу, что где-то конкретно. Везде есть красивые девушки. Здесь немного разные люди в плане потребностей. В Барнауле более скромные девушки, которые открыты к общению, а в Москве чаще, но не всегда, попадаются девушки, которым что-то нужно.

БЛИЦ

- Три лучших правых защитника России?

- Мне нравится Рассказов. Николай – молодой игрок, на которого есть спрос в европейских чемпионатах. Паршивлюк из «Динамо» – умный игрок и настоящий профессионал. Постоянно работает в зале, выкладывается на поле. Третьего сложно выделить.

- Дом у моря или квартира в центре Москвы?

- Дом у моря. Точно!

- Лучший русский тренер прямо сейчас?

- Кирилл Новиков. Тут не может быть сомнений.

- Последняя песня в твоем плейлисте?

- Кристина Орбакайте, «Перелетная птица». Песня старенькая очень, но знаменитая, а я ее буквально сегодня услышал. Под настроение идет.

- О чем мечтаешь?

- Мечтаю заиграть в одном из пяти топовых чемпионатов Европы. Мой любимый – Серия А. Нравится как итальянский футбол, так и сама страна.


Фото: www.instagram.com/zvonkov75; vk.com/fcdm_official; championat.com; shkola-smertina.ru; granatkin.com